Людмила (otevalm) wrote,
Людмила
otevalm

Category:

История жизни и судьбы Ольги Михайловны Врангель

Мы должны помнить не только о русских офицерах, давших присягу на верность Отечеству и следовавших ей до конца, но и об их женах, наравне с мужьями до дна испивших горькую чашу изгнания.

О боевой подруге, супруге последнего главнокомандующего Русской армии барона П.Н. Врангеля Ольге Михайловне пойдет речь в данной статье.




В январе 1918 года чудовищная волна красного террора захлестнула Крым. Расправы над офицерами шли полным ходом. 10 января 1918 года революционные матросы Черноморского флота арестовали Врангеля и обвинили его в том, что он готовил восстание крымских татар против Советской власти. Обвинение было абсурдным: к тому времени Врангель довольствовался скромной ролью «крымского помещика».

Ольга Михайловна настояла, чтобы её забрали вместе с мужем. «За что арестованы?» – спросил председатель революционного трибунала матрос Вакула у генерала. «Вероятно, за то, что я русский генерал, другой вины за собой не знаю», – ответил Пётр Николаевич. «А вы за что?» – обратился вершитель судеб к Ольге Михайловне. «Я не арестована, я добровольно пришла сюда с мужем, – ответила баронесса. – Я счастливо прожила с ним всю жизнь и хочу разделить его участь до конца». Так любовь и верность жены спасли барону жизнь.

Поручик императорской гвардии и фрейлина императорского двора встретились на фоне царственного и барственного Петербурга в обрамлении величия угасавшей империи, над которой уже заходило солнце былой славы. Полковые товарищи прозвали Петра Врангеля Пайпером – так называлось дорогое и шипучее шампанское «Piper-Heidsieck», которое особенно любил барон, а горячий и пылкий нрав поручика вполне соответствовал этому прозвищу.

Когда повеса из повес женился, полковые товарищи не поверили, что ради молодой красавицы-жены Пайпер изменит свою разгульную жизнь. Но Пайпер был удивительно предан своей Олесиньке, которая покорила его нежностью и любовью. Вскоре у них родилась дочь Елена. Позднее у четы Врангелей родились еще два сына и дочь.


При заболевании тифом помогли Врангелю выжить провидение и Ольга Михайловна, которая пригласила к мужу священника с чудотворной иконой. Исцеление Петра Николаевича поразило всех. Любимая жена и ангел-хранитель снова спасли его. Врангелю ещё предстояло выполнить свою историческую миссию – одержать ряд побед над Красной армией, испытать немало поражений, а затем возглавить Белое движение в самый трагический момент его истории, в 1920 году отчаянно ухватиться за последний клочок русской земли – Крым, создать там последний оазис Белой идеи, а затем спасти от жестокой смерти остатки армии, увезя русских людей в эмиграцию.

Как и в Первую мировую, находилась рядом с мужем, лечила раненых в армейских госпиталях. Она ведь стала второй женщиной – военным врачом в русской истории после княгини Веры Гедройц – старшего врача дворцового лазарета в Царском Селе в 1914-1915 годах.


Пётр Николаевич принял командование над измотанной армией, которая с 1920 года стала именоваться Русской, принял как тяжёлый крест, сознавая, что после череды неудач и роковых ошибок поправить положение почти невозможно. Но он решился. И в это тяжелейшее время Ольга Врангель находилась рядом с мужем – как ангел-хранитель, как верная подруга и советчица.

Врангель решил закрепиться в Крыму – последнем оставшемся у Русской армии оплоте. Свою позицию он объяснил так: «Не триумфальным шествием из Крыма к Москве можно освободить Россию, а созданием хотя бы на клочке русской земли такого порядка и таких условий жизни, которые потянули бы к себе все помыслы и силы стонущего под красным игом народа». Врангель пригласил в Крым выдающегося экономиста Кривошеина и провёл земельную реформу, по которой крестьянству была передана часть помещичьих земель за небольшой выкуп.

Пётр Николаевич даже пытался договориться с «третьей силой» Гражданской войны – анархическим войском Нестора Махно: пытался привлечь его на свою сторону. Он вёл переговоры даже с Будённым, предлагая красному командарму – во имя спасения Крыма и России – перейти на сторону Русской армии. Всё было правильно, но слишком поздно. Судьба оставила Врангелю только одну миссию: спасение тех, кого ещё можно было спасти.


Семья нашла приют сначала в Югославии. В изгнании Пётр Николаевич возглавил РОВС – Российский общевоинский союз. Ольга Михайловна стала для «бывших русских» – военных и гражданских беженцев – воплощением надежды и милосердия. «Ольга Михайловна поможет… Ольга Михайловна всё решит…» – часто говорили о ней. И она помогала, изыскивая скудные средства на денежные пособия, организовывала медицинскую помощь, учреждала русские военные школы для детей солдат и офицеров. Вместе с дочерью Еленой открыла шляпный салон, но основным её занятием была помощь мужу в нелёгком деле сплочения русских, оказавшихся за границей.

В ноябре 1924 года Врангель признал верховное руководство РОВСа за великим князем Николаем Николаевичем. В сентябре 1927 года вся семья перебралась в Бельгию, где тёща генерала сумела купить небольшой дом. Генерал работал инженером в одной из брюссельских фирм.
Официально он умер от какой-то странной болезни. Многие подозревали, что его отравил агент ГПУ. Перед смертью жена генерала, словно чувствуя неладное, старалась оградить мужа от возможных покушений на его жизнь, тщательно проверяла пищу и продукты, но предательства в собственном доме она не могла предвидеть. Существует такая версия: к старому испытанному слуге Врангелей приехал брат – матрос советского торгового корабля. Ольга Михайловна не смогла отказать в гостеприимстве. Матрос ушёл так же внезапно, как и появился. Именно после этого Петр Николаевич почувствовал себя плохо и менее чем за месяц сгорел от сорокаградусной температуры. Доктора так и не смогли поставить диагноз.

«Боже, спаси армию и Россию!» – это были последние слова барона, услышанные горячо и беззаветно любящей его женой. С этой мечтой многие годы жили на чужбине и уходили в безвестность патриоты Отечества. Сегодня, когда пришла пора собирания русских, мы по праву вспоминаем их имена.Исполняя волю мужа, Ольга Михайловна перевезла его тело в Сербию, где Пётр Николаевич был похоронен в белградском соборе Святой Троицы.

Деньги на похороны собирала рассеянная по всему свету Русская армия. Присылал каждый, сколько мог. От простого казака, работавшего в селе в Арденнах, пришло три франка. Хоронили Петра Николаевича, что называется, всем миром. За гробом шли его Олесинька, дети, соратники и друзья. Последние почести генералу отдали и сербские войска.

Елена Раскина, доктор филологических наук
За материал спасибо Виктории Славянке


Tags: личности
Subscribe
promo otevalm august 1, 2017 10:00 45
Buy for 50 tokens
Как она начиналась... Часть1 На фото (справа) - мой дед, Анисимов Михаил Сидорович, 1882 года рождения. К моменту начала Первой Мировой войны, ему было 32 года. Жил он с женой и дочерью в Пермском крае. С первого дня военных событий в России, вел дневник, в котором отражал события тех…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments