Людмила (otevalm) wrote,
Людмила
otevalm

Маргарита Терехова. Нежная фурия

Маргарита Терехова. Нежная фурия



Маргарита Терехова не дает интервью. Она ни для кого не делает исключения. Я позвонила ей однажды, надеясь на удачу, и она сказала: «О чем говорить? О прошлом? О прошлом не хочу, а настоящего нет...» Кое-что о себе она рассказала в вышедших в 2013 году в издательстве «Этерна» воспоминаниях «Из первых уст...».

Но рассказ получился «пунктирный». Дополнить его согласились коллеги Маргариты Борисовны и ее дочь, актриса Анна Терехова


Родилась Маргарита Терехова в глу­бокой провинции во время вой­ны — 25 августа 1942 года в городе Туринске. Там гастролировал, играя спектакли в госпиталях, Свердловский драматичес­кий театр, в котором служили ее родители: ведущая актриса театра Галина Томашевич и актер и режиссер Борис Терехов. Судьба свела их накануне войны в Москве, на ак­терской бирже.

На бирже Галина оказалась так. Окончив театральную сту­дию при Симферопольском театре, Галина вскоре сделалась в том же театре ведущей актрисой. У нее появились поклонни­ки, один из них очень влиятельный, нарком промышленнос­ти Крыма. «Он ухаживал за бабушкой, — рассказывает Анна Терехова, — привозил чемоданы нарядов: «Галюня, выбирай!» Но бабушка очень стеснялась, хотя глаза разбегались и ходить ей было не в чем. Один раз только она приняла от него черные замшевые туфли. Он пригласил ее в ресторан. А в чем пойти? Хозяйка, у которой бабушка снимала угол, нашла кусочек чер­ного бархата в шкафу, но его не хватало на платье. Тогда они купили в магазине атласные семейные мужские трусы, распо­роли их и скроили лиф платья, а низ был из бархата. Получи­лось великолепно!» Поклонника Галины вскоре арестовали, потом расстреляли. «Но по его рекомендации, — продолжает рассказ Анна Терехова, — еще раньше было написано письмо Александру Таирову, чтобы бабушку приняли в Камерный те­атр. Письмо у нас хранится до сих пор, официальное, на блан­ке. Не подозревая о скором аресте, бабушкин поклонник со­бирался уехать с ней вместе в Москву».

Галина поехала в Москву к Таирову. В театре ей сказали, что Таиров болен. Она с ним так и не встретилась, а поскольку в Москве жить было не на что, пошла на актерскую биржу. Там Галину заметил представитель Свер­дловского театра и пригласил на главные роли. На высокого статного мужчину, Бориса Тере­хова, который тоже пришел на актерскую бир­жу и получил назначение в тот же театр, Галина обратила внимание еще на перроне — в Сверд­ловск они ехали в одном поезде. Но познакоми­лись они уже в театре.

Вскоре после рождения дочери Бориса Терехо­ва забрали на фронт, он попал в разведку. Связь с ним надолго была прервана, потом выясни­лось, что он был контужен, потерял память. Растила Галина дочь одна. Маргарита в груд­ном возрасте заболела пневмонией. В суровые уральские зимы, когда в домах не топили, пото­му что была война, мать сушила пеленки на се­бе. С большим трудом она выходила дочку. Ког­да война кончилась, уволилась из театра и пере­ехала жить к сестре в Ташкент, где было тепло и много фруктов. К тому времени они с Борисом Тереховым уже разошлись. В Ташкенте Галина устроилась в местный театр, но проработала там недолго, попала под сокращение. Она стала биб­лиотекарем. Замуж больше не вышла.

«Мама рассказывала, что побаивалась бабуш­ку, — говорит Анна Терехова. — Жили они ма­териально трудно, и бабушка, возможно, из-за этого не всегда была внимательна, хотя дочку очень любила. Мама вспоминала, что бабушка посылала ее нередко к соседям занимать деньги до получки. Самой ей было неудобно, и она го­ворила дочери: «Сходи, тебе дадут». В получку все опять раздавали. Бабушка иногда бывала со мной откровенна, — говорит Анна, — но я по ма­лости лет ничего не понимала. Она, например, говорила: «Сама виновата, что осталась одна. Гордая слишком была». И меня все учила: «Не будь разборчивой». А потом говорит: «Мне бы сейчас мои 35, я бы жизнь перевернула!» А я ничего не понимала: 35 — это же так много, казалось мне с высоты моих детских лет». Галина всю себя посвятила дочери. Рита росла и только радовала маму: десять классов окончи­ла с золотой медалью. Ее друзья-одноклассники пошли в Ташкентский университет на физико­математический факультет, и Рита вместе с ни­ми. Но, не проучившись в университете и двух лет, Рита поняла, что математика — это совсем не ее.

МАМА МАРГАРИТЫ ТЕРЕХОВОЙ, ГАЛИНА ТОМАШЕВИЧ, родилась в начале прошлого века в Польше, в городе Радом. Мать — Анна Адамовна Шанявская, отец — Ян Станислав Гелиодор Томашевич, офицер царской армии. Анна Терехова расска­зывает: «Бабушкины родители друг друга любили и безмерно ревновали. Бабушка вспоминала: «Мама чистила папин китель, находила на нем женские волосы, намотанные на пуговицы, и такие скандалы были. Они бегали друг за другом по всему дому, папа однажды даже стрелял в маму и легко ранил в руку». В годы Гражданской войны в России Ян Томашевич воевал на стороне белых и пропал без вести. Анна Адамовна пошла на фронт сестрой милосердия. Умерла от тифа. Три маленькие дочки (Галя — са­мая младшая) попали сначала в Керчь, в пансион, потом, когда в Крыму укрепилась Советская власть, в детский дом в Евпатории.



После детского дома, в 16 лет, Галя устроилась в Симферополе на швейную фабрику. С утра до вечера пришивала пуговицы к мужским брюкам.

И мечтала стать актрисой. Увидела как-то в газете объявление о наборе в театральную студию при Симферопольском театре, пошла туда, и ее взяли»

ЯН СТАНИСЛАВ ГЕЛИОДОР ТОМАШЕВИЧ, Анна Адамовна Шанявская и их дочери (слева на­право) Галя, Вера и Нина Томаше­вич. В память о де­душке и бабушке в семье Марга­риты Тереховой сохранился лишь старинный като­лический образок с ликом.



Пришла однажды домой и заявила ма­ме: «Поеду в Москву поступать во ВГИК!» И мама сказала: «Конечно, поезжай». «Приехав в Москву летом 1961 года, — пи­шет в своей книге Маргарита Борисовна, — я стала поступать во ВГИК. Слышала, как про меня шепчут за спиной: «Вот эта де­вочка с русой косой проходит!» Но потом вдруг появились какие-то «свои девочки», и Рита поняла, что ее не берут... Такое бы­ло отчаяние. Что же теперь? Возвращать­ся в Ташкент? Собралась уж было домой, да деньги в общежитии украли. Студен­ты старших курсов, жившие в общежитии, приняли горячее участие в судьбе «девочки с косой» и предложили подработку: съем­ку в научно-популярном фильме. Там-то, на киностудии «Мосфильм», Рита и узна­ла случайно, что главный режиссер Теат­ра имени Моссовета Юрий Александрович Завадский набирает курс. Маргарита пош­ла туда, и ее сразу допустили к последнему отборочному туру. Она прошла.

«В октябре 1961 года мы с приятелем со­вершенно случайно оказались в гуще пос­тупающих в студию Завадского при Театре имени Моссовета, — вспоминает актер Вя­чеслав Бутенко. — И там я впервые увидел Риту Терехову. Вздернутый носик, длин­ная русая коса, а главное — она словно вся светилась. Тогда я в нее и влюбился».

На втором курсе Рита и Слава поженились. Свадьба была в крохотной комнатушке в комму­налке у Славы. Пришли все однокурсники и мо­лодые актеры театра. Но семейной жизнью мо­лодым заниматься было некогда. Учеба погло­щала все время. После окончания студии Рита и Вячеслав даже не разошлись — разбежались. После выхода фильма «Здравствуй, это я!» в 1965 году о молодой дебютантке в кино Мар­гарите Тереховой сразу заговорили. «Когда она снялась в «Здравствуй, это я!», — вспоминает кинорежиссер Георгий Юнгвальд-Хилькевич, — это было потрясающе! Родилась молодая выда­ющаяся актриса. Ни на кого не похожая».

Следующая картина — «Бегущая по волнам» по роману Александра Грина и сценарию еще не опального, но уже известного Александра Гали­ча. Партнером Тереховой по фильму был бол­гарский актер Сава Хашимов. «Как только мы начали сниматься, Сава сразу влюбился в меня и начал преследовать повсюду. Он был потряса­юще красивым человеком, очень талантливым вдобавок, — пишет Маргарита Борисовна. — Он был женат, но так вышло, что после съемок он развелся и сделал мне предложение. Я была уже на четвертом месяце беременности». Маргарита жила в театральном общежитии, в комнатке 8 квадратных метров. Голые стены, умывальник на этаже. Но Риту быт тогда не вол­новал. Она была очень востребована в профес­сии и приходила в общежитие только ночевать. «Но когда в общежитие принесли новорожден­ную Анечку, — вспоминает подруга Тереховой Наталья Верова, — это был «караул!». Пока не приехала Ритина мама из Ташкента, я по воз­можности оставалась с Анечкой, но, вообще, боялась там находиться. Пустой дом под снос, телефона нет, кругом — никого. Актеры не появ­лялись дома с утра до вечера.



МАРГАРИТА C МАМОЙ. «В детстве, — вспоминает Марга­рита Борисовна, — я могла легко изобразить любой мамин спектакль с начала до конца». Середина 1940-х годов.



БОРИС ИВАНОВИЧ ТЕРЕХОВ, отец Маргариты Тереховой. «Кроме меня, — пишет актриса в воспоминаниях, — у отца есть еще две дочери от другого брака».



МОЛОДАЯ АКТРИСА Маргарита Терехова в своей первой роли в Театре им. Моссовета. Ее ввели в спек­такль «Цезарь и Клеопатра», где Цезаря иг­рал Ростислав Плятт. «Когда явилась я, еще тогда студент­ка, он сказал: «Ну все, совсем уже развраще­ние малолет­них!»



У Риты был очень счастливый брак с Савой Хашимовым. Помню, он прилетел из Болгарии. Мы позвонили на студию и сказали Рите. Шел проливной дождь. Она примчалась, мокрая на­сквозь — они бросились друг другу в объятия». «Иногда мы с Савой, посадив Анечку в коляс­ку, отправлялись гулять на Страстной буль­вар. Там фотографировались, сидели на лавоч­ках, — пишет Маргарита Терехова. — Но рабо­ты у Савы в Москве не было, и уровень жизни в Болгарии сильно отличался от нашего. И он вернулся в Болгарию». Маргарита тяжело пе­режила разрыв с мужем. Семья не состоялась, а какое было многообещающее начало... Мар­гарита отправила полугодовалую дочку в Со­фию вместе с отцом к бабушке Наде, которая очень хотела, чтобы внучка росла с ней. Анечка пробыла там несколько месяцев, но потом при­ехала Галина Станиславовна из Ташкента и за­явила свои права на внучку. Годовалую Аню привезли в Москву. Маргарите дали наконец однокомнатную квартиру.



После развода Маргарита изменилась. Харак­тер у нее стал жестче, она стала требовательнее к мужчинам. Галина Станиславовна сетовала, что дочку не узнать. Дома была такая покладистая, спокойная, аккуратная. А Москва ее испорти­ла. «Мама и бабушка часто выясня­ли что-то друг с другом на повышен­ных тонах, — вспоминает Аня. — При этом не помню ни одного плохого слова о папе в нашей семье. Когда папа приезжал в Москву, всегда при­ходил к нам. Он любил борщ, и ба­бушка специально для него варила.

С мамой он не встречался, они уже перестали рваться друг к другу. Да мамы и дома не было. Она все время была где-то на съемках или у друзей ночевала, а когда появлялась поздно ночью, бабушке приходилось спать на кухне. Я утром просыпалась и видела, что на диване спит мама, а ее роскошные волосы до пола свисают. Она всегда закидывала волосы, когда спала. И я любовалась ею».



С САВОЙ ХАШИМОВЫМ. «Сава прислал мне письмо, в котором писал, что женится на мне... Устоять перед его обаянием было невозможно».



НА СТРАСТНОМ БУЛЬВАРЕ С САВОЙ И МАЛЕНЬКОЙ АНЕЙ. Фотогра­фию сделал Александр Леньков, сокурсник, коллега по Театру Моссовета, старинный друг.



МАРГАРИТА С ДОЧЕРЬЮ. «Своей жилплощади у нас тогда не было, — вспоминает Маргарита Борисовна, — приходилось ютиться в актерском общежитии на Каретной улице, возле театра «Эрмитаж»



Встреча Маргариты Тереховой в 1972 году с ки­норежиссером Андреем Тарковским стала судьбоносной. Сыграв в его фильме «Зеркало», Терехова стала актрисой особого сорта — актри­сой Тарковского.

«Для пробы в «Зеркало» Тарковский вызвал ме­ня на «Мосфильм», — пишет Маргарита Бори­совна. — Помню, бегу через небольшой садик, волосы на ветру развеваются, платье трепещет. Вхожу и вижу двух красивых мужчин: Гошу Рерберга (кинооператор) и Андрея Тарковского. Я тогда и не знала, что меня при­глашают пробоваться на главную роль... Это время я сейчас вспоминаю как сказку, сплош­ное наслаждение. Андрей никому не давал чи­тать сценарий, нам выдавались только малень­кие листочки со словами. А с того момента, как Гоша Рерберг меня убедил, что снятый матери­ал удачен, я поняла, что могу у Тарковского что- то спрашивать, уточнять мои действия в сле­дующем кадре. Наконец Андрей не выдержал и поручил своему ассистенту Марии Чугуновой выдать мне бумагу, где было написано: «Актрисе-подробнице Маргарите Тереховой. План ближайших съемок». И когда в очередной раз я попыталась что-то выяснить, он посмотрел на меня вдумчиво, прищурив зеленый глаз, и ска­зал: «А по хохотальнику?» Я начала неудержи­мо смеяться. При всем своем величии, при всей своей гениальности он был в общении челове­ком удивительно нежным, легким».



ПРОБА к филь­му Андрея Тарков­ского «Зеркало». До утверждения на главную роль в «Зеркале» Мар­гарита Терехова пробовалась в фильм Тарков­ского «Солярис», но роль досталась Наталье Бондар­чук. Тарковский позже говорил, что если бы утвер­дили Терехову, то «Солярис» был бы совсем другим фильмом. 1973 год.

По вечерам Тарковский с Рербергом и худож­ником картины Николаем Двигубским уединя­лись и обсуждали предстоящий день съемок. Рита присутствовала при этом, слушала с на­слаждением. Она всеми фибрами души ощуща­ла, что находится рядом с необычными людьми, большими художниками. Это была такая школа мастерства. Но однажды Тарковский ей сказал, чтобы она больше не приходила, что, когда она рядом, он думает о другом. А позже признался: «Хорошо, что я влюбился в Риту только к концу съемок, а то фильма могло и не быть».



«ЗЕРКАЛО», РАБОЧИЙ МОМЕНТ СЪЕМОК. У Маргариты Тере­ховой в фильме было две роли: матери героя и его жены Натальи Тарковский объединил в картине рассказ о времени и о памяти, о матери и отце, чьи стихи звучали в авторском исполнении.

Были такие разговоры, что Терехова была не­обыкновенно близка к Андрею Арсеньевичу. Аня говорит: «Нет, там было совсем другое.Была, конечно, близость, но духовная. Мама бы­ла его музой, как я считаю, его вдохновением. А это, мне кажется, с физической любовью не совместимо. Они не смогли бы быть вместе». Худсовет «Мосфильма», на заседании которо­го Маргарита Терехова присутствовала, разнес фильм Тарковского «Зеркало» в самых нели­цеприятных выражениях. Председатель госу­дарственного комитета Совета Министров по кинематографии Ф. Ермаш сказал, отчеканив каждый слог: «Не по-ни-маю!» «Непонятный» режиссер стал сразу неудобным для властей. Когда стало ясно, что он уедет из СССР, его «му­зу» сделали невыездной.

Ее не пустили в Польшу сниматься у Кшыштофа Занусси, не дали сняться в американском много­серийном фильме «Петр I» в роли Екатерины I — когда утверждался список актеров в ЦК КПСС, ее фамилию вычеркнули. Терехова попыталась выяснить у Ермаша причину, по которой ее не пускают сниматься за границу, но тот прикинул­ся непонимающим: «Да что вы так рветесь туда, Маргарита?!» «И Андрей Арсеньевич оказался единственным человеком, — вспоминает Магарита Борисовна, — вызвавшимся мне помочь и выяснить, почему со мной так поступают. Ан­дрей позвонил мне перед своим отъездом в Ита­лию и сказал: «Рита, я был в Госкино и все узнал! Они сказали, мол, нечего ей за границу ездить, странная она какая-то!»

А еще ее перестали снимать на «Мосфильме», главной киностудии страны. Но этот «сигнал» сверху на других киностудиях «не услышали». В 1970-х Терехова оставалась самой востребо­ванной в кино актрисой, хотя среди мифов о ней в актерской среде ходил и такой, что, мол, чело­век она сложный, непредсказуемый, невероятно требовательный не только к себе, но и к колле­гам.



ФИЛЬМ «СОБАКА НА СЕНЕ». «Влюбленность мне всегда мешала в ра­боте, — признается Терехова в воспоминаниях. — Так что с моей стороны к Мише Боярскому был интерес, но о любви речи и не было». 1977 год.

Актер Михаил Боярский встретился с Мар­гаритой на «Ленфильме», на съемках «Собаки на сене». Это была его первая большая работа в кино. «Маргарита Терехова, — вспоминает Бо­ярский, — это женщина, в которую я был влюб­лен, влюблен сейчас и буду влюблен всегда. Да, она непредсказуема. Она — фурия! И вместе с тем трогательная, ранимая, нежная. По сути, от нее зависела моя актерская судьба: в «Собаке на сене» я снимался потому, что Маргарита  Терехова настояла!

Дело в том, что Ян Бо­рисович Фрид через два дня после начала съемок решил снять меня с роли за... проф­непригодность! И только благодаря вмеша­тельству Тереховой я остался на площад­ке.»

В работе Маргарита всегда старалась выкладываться полностью. Она никогда се­бя не жалела, «потому что если ты не будешь ныть, жаловаться и себя жалеть, то смо­жешь найти выход из самой сложной ситу­ации». Она никогда не сетовала на судьбу, не посвящала никого в свои личные про­блемы. Существовать в профессии ей было очень не просто. «Провинциалка, из Таш­кента, — говорит кинорежиссер Юнгвальд- Хилькевич, — ей сложно было пробиться. Ее, например, не утвердили в мою картину «Опасные гастроли», потому что у нее кур­носый носик. А какая революционерка, по мнению начальства, может быть курносой? Эти бесконечные унизительные пробы, не утверждения. Зато потом, когда пришли слава и признание, — шквал зависти. Рита шла по жизни смеясь».



«САНТА ЭСПЕРАНСА» чилийского режиссера Себастьяна Аларкона. В этом фильме Терехова сыграла роль медсестры концлагеря для противников генерала Пиночета.



ТАКОЕ ВОЗ­МОЖНО только на «Ленфильме»: в перерыве между съемками фильма «Благочестивая Марта» по моти­вам комедии Тир- со де Молины, где Терехова сыграла главную роль, испанская благо­родная дама мог­ла повстречаться с фронтовым офи­цером Советской армии. На обо­роте надпись рукой Маргариты: «Анечка Терехова рассказывает всем, как надо иг­рать». 1980 год.



Д’АРТАНЬЯН И ТРИ МУШКЕТЕРА». «Образ Миледи так полю­бился и запомнился зрителям, — пишет Терехова в воспоминани­ях, — потому, что я почувствовала ее одиночество, поняла, что она изгой, существо, которое по-настоящему, по-человечески никому не нужно». 1978 год.



Пик популярности и народной любви, пре­вратившей Терехову в секс-символ СССР, пришелся на снятый на Одесской кино­студии фильм «Д’Артаньян и три мушке­тера» Георгия Юнгвальд-Хилькевича, где Маргарита сыграла Миледи. Она сама при­знает, что эта роль занимает особое место в ее биографии.

На съемки Маргарита взя­ла с собой дочь. Выбирая костюм для своей героини, Маргарита оделась по своему вкусу, как она это видела, и выбрала рубашку Бекингема. «Рита надела эту роскошную шифоновую рубаху, — вспоминает Георгий Юнгвальд-Хиль- кевич, — под которой ничего не было, на боковом освещении была грудь видна, и эта грудь была так прекрасна! Соблазнительная женщина, кра­савица! Можно было понять, почему мужики так бесились. Потому что из нее секс просто с трес­ком вылетал». А Маргарите после роли Миле­ди было страшно ходить одной по улице. На нее так смотрели, что она чуть ли не падала без со­знания. Сейчас фильм «Д’Артаньян и три муш­кетера» вошел в золотой фонд кино, его любят все поколения, а тогда критики разнесли кар­тину, а Михаила Боярского не приняли в Союз кинематографистов. «Мушкетеров» поносили все больше и больше, — вспоминает Юнгвальд- Хилькевич. — Ругань набирала обороты. Мои со­ратники чуть попинали меня в своих интервью, мол, в картине много недостатков. Кроме Риты. Используя то, что ее обожали некоторые очень высокие начальники, она добилась возможности выступить в «Правде» со статьей, которая назы­валась «Не верю в провал талантливых», и пре­кратила этот собачий лай».

В 1981 году Маргарита родила сына Сашу и уш­ла из Театра им. Моссовета, где была ведущей актрисой. «У меня Саша был совсем маленьким, когда театр уехал на гастроли. Я по­ехать не смогла — не с кем было оставить моего мальчика. Вдруг получаю  срочную телеграмму, мол, Рита, немедленно приезжай, нужно заменить заболевшую коллегу. А как я могла оставить грудного ребенка и уехать на другой конец страны? — вспоминает Маргарита Борисовна. — Разразился скандал... Меня вынудили уйти из театра, в котором я прослужила двадцать лет».

Она жила отдельно в двухкомнатной  квартире, и Аня после школы при­ходила помогать маме с новорожденным. Гали­на Станиславовна была уже в преклонном воз­расте и заниматься внуком не могла. Аня расска­зывает: «Мама всегда переживала, что не могла уделять мне достаточно внимания. Я даже бабушку мамой Галей называла. И мама го­ворила: «Мне надо обязательно еще ребен­ка». Когда я узнала, что будет маленький, ревновала и не могла сразу смириться: как это, кроме меня, у мамы кто-то еще будет. Мне было 11 лет. Зато потом, когда я родила в 19 лет, мне очень помог опыт, полученный с маленьким братом».

Никто даже в близком окружении Марга­риты не знал, кто отец ребенка. Она держа­ла это в тайне от всех. Видно было толь­ко, что она вся светится от счастья, будто вторую молодость переживает, и что она влюблена. Молва приписывала отцовство кинорежиссеру и продюсеру Георгию Гав­рилову, с которым у Маргариты был в этот период гражданский брак, вскоре распав­шийся. Георгий Гаврилов младше Марга­риты. В своих интервью он признавал, что он отец Саши и что Маргарита препятству­ет их общению. Однако Анна опровергает это: «Нет, это не так. Но они нормально об­щаются. Саша работал у Гаврилова на его картине ассистентом режиссера». Уволившись из театра, оставшись без зар­платы и с маленьким сыном на руках, Мар­гарита не пала духом. Организовала на ба­зе Росконцерта музыкальный коллектив «Балаганчик». Было начало 1980-х. Вскоре она познакомилась с молодым музыкантом и исполнителем Игорем Тальковым. Разгля­дев в нем талант, Маргарита пригласила его в свой коллектив, стала покровительство­вать Игорю, знакомить его с нужными людь­ми. Она-то знала, как трудно пробиться на большую сцену начинающему. Они стали ез­дить по стране с концертами. В репертуаре кол­лектива был мюзикл Раймонда Паулса «Сестра Керри» по роману Драйзера, и Маргарита пела вместе с Тальковым.



C  АНЕЙ  НА СЪЕМКАХ фильма «Санта Эсперанса»



В ГРИМЕРКЕ. «Вообще, не известно, где реальнее жизнь тако­го странного существа, как актер: на сцене или в так называемой его личной жизни, в быту, когда он просто ходит по улицам», — считаетТерехова.




МАРГАРИТА ТЕРЕХОВА И АЛЕКСАНДР ДРАЧЕВ в мюзикле «Сес­тра Керри» в «Балаганчике». «Мы выступали даже на Камчатке. В зале минус пятнадцать, а на улице все пятьдесят». 1982 год.
<...>



С ДОЧЕРЬЮ АННОЙ И СЫНОМ САШЕЙ. «Саша в школьные годы увлекся рисованием, даже мечтал поступать на архитектур­ный факультет, а в 17 лет поступил во ВГИК».



МАРГАРИТА ТЕРЕХОВА, АННА ТЕРЕХОВА И ЕЕ ПЕРВЫЙ МУЖ актер Валерий Боровских. Этот брак Анны «разбился о быт».



<,,,>

Текст – Наталья Корнеева (здесь - в сокращении)
http://vasily-sergeev.livejournal.com/6457033.html
Tags: актеры
Subscribe
promo otevalm august 1, 2017 10:00 45
Buy for 50 tokens
Как она начиналась... Часть1 На фото (справа) - мой дед, Анисимов Михаил Сидорович, 1882 года рождения. К моменту начала Первой Мировой войны, ему было 32 года. Жил он с женой и дочерью в Пермском крае. С первого дня военных событий в России, вел дневник, в котором отражал события тех…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments