Людмила (otevalm) wrote,
Людмила
otevalm

Categories:

Межсоюзнические отношения в Первой мировой войне

  Всем хорошо известно, как в августе 1914 года, когда немецкая армия рвалась к Парижу, поставив Францию на грань полного разгрома, Россия, верная своему союзническому долгу, с целью спасения французской столицы развернула наступление в Восточной Пруссии, бросив в него две не до конца отмобилизованные армии Самсонова и Ренненкампфа. Германии, не ожидавшей русского наступления, пришлось в спешном порядке перебрасывать войска из-под Парижа в Восточную Пруссию. В результате немцам удалось остановить русское наступление, армии Самсонова и Ренненкампфа были разбиты, но зато ценой крови русских солдат был спасен Париж, сорван "план Шлиффена", а Германия была поставлена перед фактом затяжной войны на два фронта, которая для неё была совершенно бесперспективной.





    Союзники всё это прекрасно понимали. Вот как по этому поводу спустя четверть века, т. е. в 1939 году, высказывался премьер-министр Англии Ллойд-Джордж: "Если бы не было жертв России в 1914 году, то немецкие войска не толькозахватили бы Париж, но их гарнизоны по сие время находились бы в Бельгии и Франции".




    Результаты боев на Восточном фронте в 1914 году вынудили немцев в корне пересмотреть шлиффенский план. За истекший год Германия и Австро-Венгрия потеряли на востоке не менее 700 тысяч человек, из них 40% приходились на немецкие войска. Главныи и наиболее опасным противником германское руководство теперь считало Россию. Её войска находились в полтора раза ближе к Берлину, чем армия Франции. Одновременно они грозили выйти на Венгерскую равнину и разгромить Австро-Венгрию. Поэтому  стратегические планы Германии на 1915 год предусматривали бросить основные силы на восток, чтобы покончить с Россией.





    Россия же в начале 1915 года находилась в весьма тяжелом положении. В ходе активных военных операций 1914 года на полях Польши, Галиции и Восточной Пруссии полегла русская кадровая армия. Общая убыль людей составила около 700 тысяч убитыми, ранеными и пленными (без учета потерь Кавказского фронта). Убыль кадрового состава пришлось восполнять за счет запасного, недостаточно обученного контингента. "С этого времени, - вспоминал генерал А. А. Брусилов, - регулярный характер войск был утрачен, и наша армия стала все больше походить на плохо обученное милиционное войско".

    Другой серьезнейшей проблемой стал кризис вооружений. Оказалось, что расход боеприпасов в десятки раз превышал расчетные. Отечественные заводы могли лишь на 30% удовлетворять потребности армии. Со всей очевидностью встала задача срочной перестройки всей промышленности на военные рельсы. В России этот процесс затянулся до конца лета 1915 года. Недостаток вооружений усугублялся плохим снабжением.
    Таким образом, в новый военный год русская армия вступила с нехваткой оружия и кадровых военных. Это роковым образом повлияло на кампанию 1915 года.

    Развернутое в 1915 году Германией и Австро-Венгрией наступление на Восточном фронте привело к его прорыву и отступлению русских армий. В этих условиях Россия постоянно просила своих союзников - Францию и Англию об организации наступления на Запандном фронте, чтобы оттянуть немецкие силы, о помощи боеприпасами и оружием. Но это был "глас вопиющего в пустыне". С августа российское правительство и Ставка уже не повторяли просьб о боеприпасах, так как северная навигация в Архангельске и Мурманске заканчивалась, грузы все равно не успевали попасть в войска. Теперь молили лишь о наступлении.

    Наконец, 19 сентября 1915 года на Западном фронте началась битва при Артуа - единственное крупное наступление союзников во время катастрофы Восточного фронта.









    Осенью на Западном фронте у немцев остались 1,9 миллионов штыков (ведь основные силы были брошены против России), против них в окопах сидели около 3 миллионов французов, англичан и бельгийцев. Но сражение при Артуа, продолжавшееся почти месяц и закончившееся 13 октября уже не играло никакой роли для России, к этому времени наши войска сами, без помощи союзников, остановили немцев и стабилизировали Восточный фронт.

    Несмотря на значительное превосходство союзников над немцами на Западном фронте их наступление окончилось полным провалом: немецкий фронт не был прорван, а потери составили 192 тысячи французов, 74 тысячи англичан и 141 тысячу немцев.









    Союзниками перенос германских ударов на Восток рассматривался как удачная передышка в сложных обстоятельствах, о том, что приходится переносить России, они задумывались мало. Ведь у них появилась возможность ликвидировать свое отставание от Германии в вооружении и создать запас боеприпасов. При этом цинизм союзников просто зашкаливал. Так английский министр иностранных дел лорд Артур Бальфур спрашивал: зачем создавать большую британскую армию, если достаточно вооружить русскую? Уступить материальные средства и сберечь тем самым жизни англичан. (Ну, то есть, пусть русские воюют с немцами в наших интересах, а деньги потом подсчитаем).
    Однако большинство политиков Англии и Франции были с ним не согласны. Нет, они не являлись сторонниками верности союзническим обязательствам в отношении России, они просто проводили другую политическую линию: завершать войну должны были сильная английская и сильная французская армии, а русская армия по возможности должна быть максимально ослабленной. Поэтому переговоры о поставках оружия и боеприпасов тянулись месяцами, утопали в "меморандумах", формулировках, копеечных торгах.





    В целом же получалось, что Центральные державы - Германия, Австро-Венгрия и Турция постоянно поддерживали и выручали друг друга, а в странах "Сердечного согласия" до подобной взаимовыручки было далеко.

    Премьер-министр Англии Ллойд-Джордж писал: "Пока русские армии шли на убой под удары превосходной германской артиллерии и не были в состоянии оказать какое-либо сопротивление из-за недостатка ружей и снарядов, Франция копила снаряды, как будто это было золото, и с гордостью указывала на огромные запасы снарядов, готовых к отправке на фронт... На каждое предложение относительно вооружения России французские и британские генералы отвечали и в 1914 - 1915 годах, и в 1916 году, что им нечего дать... Мы предоставили Россию её собственной судьбе".

    Впрочем, Ллойд-Джордж умолчал об одной "мелочи": он сам был одним из тех, кто активно рыл яму для России.

    В общем, не тех союзников Россия выбрала себе на рубеже XIX - XX веков. В конце-концов, если с Австро-Венгрией у России были определенные противоречия (Галиция, влияние на Балканах), то с Германией их не было вообще, скорее были общие геополитические интересы (к примеру, максимальное ослабление общего врага - Англии).
    Конечно же, "история не знает сослагательного наклонения", мне, как историку, это известно очень хорошо. Но все же представьте себе военно-политический союз Российской и Германской империй в начале ХХ века. Мир был бы совершенно иным. Вполне было возможно избежать самой страшной катастрофы в истории человечества - Второй мировой войны...

    Ну а если без фантастики, то исходя как из опыта истории, так и из современной политической ситуации, невозможно не согласиться с известным изречением Российского императора Александра III, что у России есть только два верных союзника - это её армия и её флот.

    Продолжение темы Первой мировой войны следует...

    Благодарю за внимание.
    Сергей Воробьев.


Оригинал взят у sergeyurich
Tags: Первая Мировая
Subscribe
promo otevalm august 1, 2017 10:00 45
Buy for 50 tokens
Как она начиналась... Часть1 На фото (справа) - мой дед, Анисимов Михаил Сидорович, 1882 года рождения. К моменту начала Первой Мировой войны, ему было 32 года. Жил он с женой и дочерью в Пермском крае. С первого дня военных событий в России, вел дневник, в котором отражал события тех…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments