Людмила (otevalm) wrote,
Людмила
otevalm

Categories:

Волегов И.К. Из книги "Воспоминания о Ледяном походе"

Автор записок, офицер русской, а потом офицер армии Колчака Игнатий Волегов. Скорбя и тоскуя по Родине, он на склоне своей жизни, в шестидесятых годах написал воспоминания о тех событиях, участником и свидетелем которых ему довелось быть.

...Можно ли было остановить мужика, который взял в руки дубину, чтобы защищать свою свободу и сове имущество, которое он считал неотъемлемой собственностью? Можно ли остановить и успокоить женщину-крестьянку, у которой повели со двора лучшую молочную корову в комитет бедноты, чтобы та не схватила в руки топор или первую попавшуюся палку, и не избила того, кто повел ее буренку? Мне кажется, что никакая сила не может вытравить у человека чувство собственности. Это чувство родилось вместе с ним.



Что заставило оренбургского казака взять в руки оружие и идти против большевиков? он на это отвечал нам так:
«Я каждое утро вставал и приступал к работе той, которая мне нужна. Обед у меня полный и сытный, дом — полная чаша. Я был сам себе хозяин, и потерять все это я не хочу».

Что заставило пермских мужиков от целого района сел и деревень прислать ко мне «делегацию», как они выражались, чтобы принять над ними командование, и предоставили наилучших коней, фураж и провиант для людей, чтобы только очистить их район отбольшевиков? Я уже писал, как они выражались: «Пусть все у нас пропадет, только бы не досталось им!»

Зачем вез с фронта винтовку солдат-сибиряк с собой? Он говорил: «Приедем, посмотрим, какая у нас дома власть. Если молокососы будут нас учить, как жить, — мы их разгоним!»

Что заставило мужичка, живущего в пермских лесах, мало интересующегося посевом, приводить казака в свой амбар и предлагать ему овес из сусека? А как старательно мужичок исполнил свои обязанности проводника! Проводил вооруженный отряд белых по заячьим тропам только для того, чтобы очистили его район от красных.

Эти примеры приведены из бурных переживаний крестьян-сельскохозяйственников. А что же заставило мастеровых Ижевского и Воткинского заводов бросить свои станки, взять винтовки и добровольно идти против красных?.

Без причины никак бы не могло возникнуть Белое движение, которое превратилось в грандиозную гражданскую войну. Вышеприведенные примеры являются неопровержимыми фактами. Они же есть причина Белого движения. Не офицеры-золотопогонники поднимали народ против большевистской власти, а стимулом Белого движения явилась воля народа. Возникновение ее произошло стихийно. У кого оказался топор в руках, чтобы не допустить чужую женщину под свою Буренку? Она и сама этого не заметила, да и не думала, какие будут от этого последствия.

Мужик только выразил свое недоверие к существующей власти в обществе двух-трех мужиков, как уже попал под их влияние, и это общество уже его к себе и поручило ему вести разведку за действиями красных, и не заметил того, как взял в руки винтовку. Как он попал под влияние того общества, которому ненавистна власть большевиков, он этого и сам не знал, а знал только одно: что жизнь будет с этой властью тяжелой.

Мужик — дитя природы. Что происходит в природе, он на это смотрит реально. Он говорит так: «Не успел бросить вовремя зерно в землю — ничего от этого не получишь, кроме одной соломы. Если опоздал снять урожай вовремя — зерно окажется на земле, а не в амбаре. Если не накосишь сена в рубахе, в шубе уже не накосишь и зимой поведешь свою скотину на базар, где продашь ее за бесценок».

Он не пользовался сводкой метеорологической станции, барометра у него не было тоже, а он знал, какая завтра будет погода. У него опыт приобретался веками, и знания передавались из рода в род, поэтому и не приходится удивляться, почему он ко всему новому был недоверчив.

Митингов и сельских собраний он не мог не посещать. На эти собрания приезжали из городов специальные агитаторы, которые обещали мужику такую жизнь, где работать он будет меньше, а иметь будет больше. Тут-то ему и было непонятно. Как можно меньше работать, а иметь много. Он верил только в то, что он реально видел своими глазами и испытывал на себе. Совсем другое отношение к революции было у студенчества. Многие из них в начале революции, когда уничтожалась интеллигенция, не знали, куда примкнуть. Они растерялись. После среднего учебного заведения, где предметы преподавались в определенное время и в определенном порядке, поступивший в университет, студент уже делался не тем юношей, каким был раньше, он уже не боялся свободно мыслить, говорить в ползу слабых и быть народником. Он уже начинал думать о правах человека. Лица, которые стояли на страже своего отечества, как офицеры и чиновники, уже являлись объектом их суждения и со стороны студенчества подвергались критике за маловажные проступки. Поэтому у нас в России между студенчеством и офицерством был скрытый антагонизм. При первых же шагах революции удар был направлен на офицерский корпус. Офицеры оказались первыми жертвами революции, а студенчеству это доставляло больше нравилось то, что несла революция, поэтому они примкнули к большевикам, увеличили ряды Красной Армии.

Из студентов много было храбрых командиров рот, батальонов, полков и даже дивизий. Ускоренный выпуск в 1916 году из студенческих школ прапорщиков очень много дал офицеров, которые с маршевыми ротами отправлялись на фронт в действующую армию. Эти молодые и образованные офицеры успели приобрести хотя небольшой, но уже сравнительно боевой опыт на фронте. Многие из них верили в революцию, увлекались революционными идеями, но, как люди более сознательные, прежде хотели закончить войну с немцами, исход которой для всех нас был ясен, — он был в нашу пользу, — а потом уже устраивать свою внутреннюю жизнь.

Потом неожиданно произошла Октябрьская революция. Лозунг был заманчивый: «Пора кончать войну, проводить на фронте братание, довольно убивать друг друга, люди все братья, немедленно будет заключен мир без аннексий и контрибуций».
Этот лозунг оказал на солдат большое влияние. Русский солдат пошел в окопы к немцам, а немецкий солдат пошел к нам, и, таким образом,солдаты стали выходить из подчинения своих ближайших начальников, и дисциплина стала ослабевать. В этот момент те молодые офицеры студенческих школ прапорщиков и оказались более гибкими в подходах к солдатам. А когда возникла гражданская война, многие из них вступили в ряды Красной Армии. Этих людей можно разделить на три категории: одна их них просто шкурники, спасали себя: находясь в рядах сильных, было больше шансов остаться живым; другая — карьеристы; и третья категория — идейные революционеры, желание которых было закрепить революцию, чтобы вновь не вернуться к старому строю.

Были хорошие командиры в Красной Армии даже из кадровых офицеров бывшей Императорской армии: например, Тухачевский — бывший поручик лейб-гвардии Семеновского полка; братья Каширины — из казачьих офицеров Оренбургского войска и много других. Эти офицеры были только лишь карьеристы, которые хотели создать о себе славу, попасть в военную историю, а Россия для них не существовала. Свое «Я» стояло превыше национальных чувств. По сведениям военнопленных, они говорили просто: «Я учился военному делу, как убивать. Это мое ремесло, а политику — к черту!»

Источник: https://www.facebook.com/groups/whiteguard/permalink/621576377954912/

Оригинал взят у slavynka88

Tags: Россия
Subscribe
promo otevalm august 1, 2017 10:00 45
Buy for 50 tokens
Как она начиналась... Часть1 На фото (справа) - мой дед, Анисимов Михаил Сидорович, 1882 года рождения. К моменту начала Первой Мировой войны, ему было 32 года. Жил он с женой и дочерью в Пермском крае. С первого дня военных событий в России, вел дневник, в котором отражал события тех…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments