Людмила (otevalm) wrote,
Людмила
otevalm

Бывший мэр рассказывает о своей тюрьме

Оригинал взят у freedom в Бывший мэр рассказывает о своей тюрьме

Бывший бизнесмен, бывший мэр, бывший кандидат в президенты, бывший оппозиционер, бывший муж. Александр Донской провёл черту между бурным прошлым и осмысленным настоящим, чтобы уверенно смотреть в стабильное будущее. В зале вылета и на борту сообщением Архангельск—Москва Марк mark_y Иланский поговорил с Александром Викторовичем о том, чем он теперь занимается, какие у него планы на будущее, что он берёт в него из насыщенного прошлого. А начали с темы поострее: обсудили, каково было в заключении.

QH5A4712

— Что даёт человеку ограничение свободы?
— Начинаешь ценить свободу. Я был в армии, в тюрьме — и то, и другое ограничение свободы. Когда выходишь, рождается ощущение, что жизнь прекрасна. Прекрасно просто наслаждаться свободой. Ты можешь быть без денег, без хорошей одежды, но ты можешь видеть небо. Это прекрасно.

— Чему вас научил следственный изолятор?
— В СИЗО встречаешь людей, с которыми не увиделся бы в жизни. В камере люди постоянно меняются, каждый чему-то учит...

— Вы могли бы рассказать о наиболее ярких из них, и чему они вас учили?
— Сначала был Алексей Баринов (экс-губернатор НАО. — прим. М. И.). Я подумал, что меня назло к нему посадили, ведь он был моим оппонентом. У Баринова было хорошо, культурно, у него был личный слуга и куча копчёной колбасы. Он мне сказал, что нужно всегда подчиняться системе, в которой находишься. Сидишь в СИЗО — следуй правилам, которые здесь действуют. Я его не послушал и устав не принимал, начиная от представления не по форме на перекличке и заканчивая крушением унитаза. Руководство тюрьмы, видимо, решило, что мне слишком хорошо с губернатором — Баринов умный человек, мы с ним о многом говорили, — и на следующий день меня пересадили к предпринимателю.

— Сначала к коллеге, затем к коллеге из прошлого.
— Да, именно так. Предприниматель говорил: «Зачем бороться с тем, что не можешь побороть? Вообще, нужно зарабатывать деньги». Потом посадили к гею, который пытался меня соблазнить. Он научил меня, как в этой дурацкой среде комфортно себя чувствовать. Он танцевал балет. Единственный включал телеканал «Культура». Остальные смотрели либо «Муз-ТВ», либо криминальные новости. Меня это ужасно раздражало, говорил: «Вам своих, что ли, не хватает?» Сами сделали и затем смотрят, кого как задержали, какой-то мазохизм!

— Поползновений от гея не было?
— Были. Но я и жене написал: «Подсадили гея, но не переживай, я его ебать не буду». Мне начальник изолятора потом говорит: «Ты зачем такие вещи пишешь?! У нас же девушка их читает». (В СИЗО всю корреспонденцию проверяют в целях безопасности. — прим. М. И.) Я парирую: «Пусть не читает!»

Да, вообще, он хороший парень был. Соорудил кисточку и время от времени освящал камеру. После этого воздух действительно казался чище, а камера превращалась в келью. Он был смышлёный, эрудированный. Выйдя на свободу, он мне писал, предложил финансовую аферу, но я отказался. Вообще, мне показалось, что он был подсадным: либо ожидали, что гей разведёт на секс, а они это запишут на видео, либо рассчитывали на то, что на мошенничество соглашусь...

QH5A4713

— В неловкие ситуации попадали?
— Однажды захожу в камеру — на моей койке в ботинках развалился огромный мужик с бандитской мордой. Подумал: пипец, криминальный авторитет. Я испугался, но вежливо сообщил: «Ваша койка верхняя». Он быстро собрался и прыгнул наверх. Оказался бомж.

— Тюрьма — это школа жизни?
— Своего рода, но, как говорят в застенке, проходить её лучше заочно. Когда я вышел, бизнес-тренер Виталий Булавин пригласил меня на тренинг «Открытость новому». Нужно было знакомиться с людьми, с которыми ты бы никогда не познакомился. Например, была встреча с реставратором картин. Я подумал: зачем мне это старикашка, я не собираюсь ничего реставрировать! Он говорил час, и это оказалось познавательно. Все знания можно разбить на четыре сектора: 1. я знаю, что я знаю; 2. я знаю, чего я не знаю; 3. я не знаю, что я знаю; 4. я не знаю, чего я не знаю. Вот как раз к четвёртый тип и расширяет больше всего сознание. Я расширил сознание через этого реставратора. Но и в тюрьме это происходит постоянно, ведь туда попадают самые разные люди.

Я сидел с прапорщиком, который избивал подчинённых на космодроме Плесецк. Он много экспериментировал. Средством для мытья посуды отбеливал зубы и, с моей лёгкой руки, написал письмо в компанию Henkel, чтобы сообщить о новой характеристике их чистящего средства. Похожий на буддийского монаха лысый вор в законе с косичкой, малолетки из колонии для несовершеннолетних... А однажды посадили отморозка, который в 90-е убивал. Вышел и прострелил двоим ноги: думал, что ему всё ещё должны заплатить. Он тоже говорил, что нужно соблюдать правила — так будет лучше. Я смекнул, что его подсадил начальник СИЗО.

QH5A4659

— Все ли неполученные знания нужны человеку?
— Моя помощница из мэрии сказала: «Александр Викторович, это вам Бог послал, чтобы вы что-то важное узнали и стали лучше». Я ей говорю: «Ты что, дура? Никто не должен сидеть в СИЗО, даже я». Сейчас я её понимаю, это мне было нужно. Слава богу, что меня выкинула система, иначе я стал бы жирным мэром, который считает, что он самый лучший. Власть портит людей, а они этого не чувствуют. И речь не только о тех, кто верит подлизам. Некоторые девушки отдаются, потому что считают, что секс со статусным человеком круче.

— Что в тюрьме самое страшное?
— Первый день страшный. Тебя все пугают: приедешь в белых трусах — выебут, не так сядешь — выебут. На самом деле, не знаю, что нужно такое сделать, чтобы пришедшего в камеру стали трахать в первый же день. Надо хорошо напроситься или сказать, что ты пидор или гей. Или конкретно гадить всем вокруг.

Страшней всего у малолеток: они могут опустить человека ни за что. Просто потому что он слабый. Просто потому что его облили мочой, и потом он не смог оказать сопротивление при изнасиловании или убежать. Это очень страшно. «Малолетка» калечит людей на всю жизнь. Малолетки трахнули парня в больничке за то, что якобы он меня заложил. Парень был хороший, но слабый. Утром один из малолеток сообщил мне: «Мы нашли пидора и выебли его!» Я был подавлен. До сих пор думаю, что парень со страху на себя наговорил. Но даже если он реально на меня стучал, это не повод, чтобы кого-то насиловать.

Не подчиняться системе тоже страшно. И тем страшнее, чем сильнее не подчиняешься, а у меня были и голодовки, и карцер. Карцер страшен тем, что нет никакой информации. В общей камере хоть что-то читаешь, смотришь, слушаешь. Вследствие информационного вакуума я и разбил унитаз. Интересно, что, когда меня после установки нового унитаза привели обратно в карцер, я нашёл на полу лезвие. Уже подумывал резать вены, но потом сообразил: в убранной камере не может быть лезвия, значит, кто-то его специально подложил — и не стал полосоваться.

— Сколько вы провели в заключении?
— Восемь месяцев, до суда.

— В интервью за день до ареста вы сказали, что будете теперь отжиматься. По-прежнему упражняетесь?
— Нет. Перестал в СИЗО. У меня плохая ассоциация с отжиманиями. Недавно предложили попробовать, но я отказываюсь. Хочу пойти в тренажёрку и в бассейн.

— Вы подумывали снять фильм о тюрьме. Получилось?
— Нет. Не хочу искать на него финансирование. Да и что он сейчас даст, кроме борьбы с собственными комплексами? Если и снимать фильм о тюрьме, то уж о Ходорковском. Но его сыграть я не смогу. Он умнее и интеллигентнее. Я мог бы сыграть там мэра, который ворует деньги. Или какого-нибудь отморозка — я их видел. (Изображает разъярённого дуболома.)

QH5A4756

— Приземляемся. Договорим на «Большой земле»?
— Конечно! Марк, я надеюсь, тема будет не такой мрачной?

— Обещаю, не такой.

Subscribe
promo otevalm август 1, 2017 10:00 45
Buy for 50 tokens
Как она начиналась... Часть1 На фото (справа) - мой дед, Анисимов Михаил Сидорович, 1882 года рождения. К моменту начала Первой Мировой войны, ему было 32 года. Жил он с женой и дочерью в Пермском крае. С первого дня военных событий в России, вел дневник, в котором отражал события тех…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments