Людмила (otevalm) wrote,
Людмила
otevalm

В этот день… 8 февраля

О подвиге лётчика Девятаева

8 февраля 1945 года произошло удивительное событие: из германского плена бежали десять советских военнослужащих… причём не как-нибудь – а на боевом самолёте… и не откуда-нибудь – а из лагеря Пенемюнде, того самого, где испытывали ракеты «Фау». Руководил группой и пилотировал машину старший лейтенант Михаил Девятаев… (Хотя, его настоящая фамилия – Девятайкин, а случайная подмена произошла ещё в юности… Но – по порядку.



Михаил Девятаев, тринадцатый крестьянский сын, родился в Мордовии – окончил семь классов, а потом Казанский речной техникум (здесь-то его и «перекрестили»). Во время учёбы он ходил в аэроклуб – потому, после призыва в армию попал в Чкаловскую военно-авиационную школу. Войну начал 22 июня 1941-го – а уже 24-го сбил под Минском «Юнкерс», и удостоился ордена Красного Знамени. Вскоре лётчик был ранен, и продолжал службу в тихоходной авиации – однако в мае 1944-г, благодаря Покрышкину, вернулся в истребители…

…К сожалению, продлилось это недолго – уже 13 июля под Львовом Девятаев был подбит, выбросился с парашютом, и попал в плен. Его отправили в лагерь – ровно через месяц, 13 августа, лётчик пытается бежать – его ловят и переводят в зловещий Заксенхаузен. Вероятно, этот лагерь смерти стал бы для Девятаева последней строчкой в биографии – но некий сочувствующий лагерный парикмахер меняет ему нашивку… таким образом «смертник» Девятаев действительно исчезает – и появляется «штрафник» Никитенко…



Под этим именем он вскоре и попадёт на германский остров Узедом – в лагерь Пенемюнде. По словам самого Девятаева, мысль о побеге на самолёте возникла у него практически сразу – однако некоторое время ушло на сбор команды. (Надо сказать, тут старшему лейтенанту сильно повезло – он пытался завербовать доброжелательного с виду немца-зенитчика – тот отказался; перед самым побегом откололся и один из участников группы… так что многие в лагере  знали или подозревали о плане – но никто не выдал заговорщиков!)

Итак, 8 февраля десять заключённых оказываются на лётном поле, и начинают присматривать самолёт – насторожившемуся, было, конвоиру они объяснят, что получили задание на какие-то земляные работы – а потом, когда вахтман успокоится, прикончат его заточкой. (Прямо скажем, система безопасности в совершенно секретном Пенемюнде отлажена была не очень… После побега Геринг захочет расстрелять коменданта – но Гитлер, почему-то, приказ отменит).



Лётный персонал был на обеде – и бесстрашной десятке удалось без проблем проникнуть в бомбардировщик «Хейнкель». Проблемы начались потом – сначала выяснилось, что на самолёте нет аккумуляторов (их оперативно нашли где-то поблизости); затем Девятаеву никак не удавалось взлететь! Самолёт пробежался по полосе – но штурвал не желал подниматься! Лётчик развернул машину и погнал её обратно – распугивая выбежавших полюбопытствовать немцев – в процессе нового захода, выяснилось, что руль находится в посадочном режиме; его отжали насильно – и «Хейнкель» взлетел! По воспоминаниям Девятаева, вся операция заняла двадцать одну минуту.

С этого момента нашим и вовсе сопутствовала удача – во всяком случае, посланный на перехват ас Хоб их попросту не нашёл (с ним Девятаев встретится в Пенемюнде незадолго до смерти, в 2002-м); другой ас, Даль, возвращался с задания без боеприпасов, и смог только проводить угнанный самолёт тоскливым взором. Зато не подкачали советские зенитчики – при подлёте к линии фронта «Хейнкель» встретят точным огнём; он загорится, и совершит жёсткую посадку. Весь «экипаж» снова окажется в плену…



Некоторые источники утверждают, что Девятаев надолго загремел  в лагеря – но всё было иначе… Правда, сам он вспоминал проверку, как «длительную и унизительную» – но именно на этих двухмесячных допросах лётчик укажет  точные координаты установок «Фау», и в считанные дни их благополучно разбомбят. Что касается его товарищей, то они все вернутся на фронт – а вот с него, к сожалению, только один…

В сентябре на Пенемюнде будут уже наши, и Девятаева привезут на встречу с полковником Сергеевым (то есть – Королёвым). Впоследствии он демобилизуется – и вернётся к первой профессии; именно капитан Казанского речного порта Михаил Девятаев первым начнёт водить легендарные суда на подводных крыльях: «Ракету» и «Метеор». В 1957 году ему (как говорят, с подачи Королёва) присвоили Героя Советского Союза…



PS: …Не совсем понятно, почему Главный конструктор так промедлил – конечно, мы не знаем, чем они с Девятаевым занимались на острове, но факт остаётся фактом: наша первая ракета – точная копия «Фау». Добавим: угнанный «Хейнкель» был не просто самолётом – на нём находилась секретнейшая радиоаппаратура по сопровождению этих самых «Фау»! К сожалению, Михаил Девятаев так и не рассказал, насколько осознанным был выбор (ведь беглецы поначалу чуть не сели в стоявший неподалёку «Юнкерс»!..) Впрочем, это – совсем другая история.

http://shatff.livejournal.com/242319.html


Оригинал взят у shatff

Tags: #Помнить все, война
Subscribe
promo otevalm august 1, 2017 10:00 45
Buy for 50 tokens
Как она начиналась... Часть1 На фото (справа) - мой дед, Анисимов Михаил Сидорович, 1882 года рождения. К моменту начала Первой Мировой войны, ему было 32 года. Жил он с женой и дочерью в Пермском крае. С первого дня военных событий в России, вел дневник, в котором отражал события тех…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments