Людмила (otevalm) wrote,
Людмила
otevalm

Сон на рассвете: Дед, я тебя помню!..



За окном апрель и, казалось бы, ничего не изменилось: наша страна готовится к своему главному празднику – Светлому Дню Победы. Так было 69 лет.

Но в годовщину 70-летия было бы неправильным праздновать Победу над фашизмом и не сказать правду.

Я могла бы сделать вид, что ничего не происходит и спрятать голову, как страус в песок. Я могла бы… Но не имею на это права.


Утаить, замолчать правду было бы предательством по отношению к нашим дедам – тем, кто еще жив, и кого уже давно нет среди нас, живых.

Они положили на Алтарь этой Победы все, что у них было, включая свою жизнь.

Ради одной единственной цели – чтобы следующие поколения никогда не увидели, как выглядит фашизм. Для того, чтобы их дети и внуки могли узнать о зверствах фашистов только из книг или художественных фильмов.

Так и было все 69 лет.

Год назад бандеровцы и фашисты вернулись и показали свой звериный оскал. Они снова жгут людей заживо, убивают стариков и женщин. Не щадят никого, даже маленьких детей.

И теперь нам, внукам и правнукам ветеранов, предстоит сделать свой выбор: пустить фашистов в свой дом или взять в руки оружие и загнать их обратно в Ад.

Кто нас этому научит?.. Кто нам подскажет?..

И ответ пришел неожиданно, в моем предрассветном сне…

…Я стояла босыми ногами в умытой росою траве, напряженно вглядываясь в даль… Впереди был густой и плотный туман. Было тихо, и только в соседней роще пел соловей…

Захрустели ветки, и из тумана вышли двое мужчин. От них пахло порохом и табаком. Они оба были в военной форме.

Тот, что постарше, оказался майором, а второй, совершенно мальчишка, был одет в маскхалат, и из-за спины у него выглядывала винтовка.

Только сейчас, когда туман слегка рассеялся, я их узнала…

Это были два моих деда. Тот, что постарше, дед Алексей, был кадровым военным. Он прошел три войны и умер от ран, когда моему папе было 5 лет. Я узнала его сразу, почувствовав своим сердцем. Дед Алексей стоял и смотрел на меня строго, словно изучая и стараясь понять, не ошибся ли он во мне…

Тот, что помоложе, дед Николай, был разведчиком и воевал с фашистами в Белоруссии. На груди у него, словно капелька алой крови, висел новенький Орден Красной Звезды. Он смотрел на меня очень приветливо, как будто бы согревая своим взглядом…

Дед Николай успел родить детей и внуков.

Он всю жизнь старался сделать так, чтобы все мы были счастливы и ни в чем не нуждались.

Нас, своих внуков, дед Николай обожал и называл нас «мои лоскутики», а мы отвечали
ему взаимностью.

Он умер через 40 лет после победы. Их Великой Победы.

И теперь я, как самая старшая из внуков, позвала их сегодня к себе. Потому что пришло мое время – задавать вопросы и самой держать ответ перед предками.

- Зачем позвала, внучка? – строго спросил дед Алексей, раскуривая влажную от росы самокрутку.

Дед Николай испытующе прищурился…

Мне так хотелось упасть перед ними на колени и поцеловать их огромные мозолистые руки, пахнущие порохом и табаком!

И сказать им, что я ничего не забыла, что я помню про их подвиг и их Победу! И о том, как я сильно ими горжусь…

Но я испугалась, что у меня очень мало времени, и я не успею спросить о Главном:

- Они вернулись. Бандеровцы и фашисты. У них снова такой же звериный оскал. И они такие же нелюди, как и те, которых вы победили в Вашей войне. А теперь пришла наша очередь делать свой выбор. Научите меня, что нам делать?

Дед Алексей смерил меня с верху до низу взглядом, повернулся к Николаю и одобрительно кивнул.

Разведчик снял с плеча винтовку и протянул ее мне. Потом он хитро прищурился, отцепил от гимнастерки орден, положил мне его в раскрытую ладонь и крепко сжал своими большими руками. Уголок Красной Звезды буквально впился в мою ладошку и струйка горячей крови стекла на умытую росой траву… Прямо на моих глазах в этом месте расцвели алые маки…



Дед Алексей достал штык-нож, нагнулся к цветам и срезал их под самый корень. Затем он выпрямился и протянул мне букет из маков.

- Справишься?

- Конечно! Я же ваша внучка, ваша кровь и плоть.

Дед Николай ласково посмотрел на меня точно такими же, как у меня, зелеными глазами, а дед Алексей потрепал по русой макушке – точь в точь, как у него…

- Если что, мы всегда рядом…

Они молча повернулись и зашагали прочь, оставив меня наедине со своими мыслями. Я так и стояла, в обнимку с винтовкой и маками, зажав в руке Орден Красной Звезды…

Это и был их ответ своей внучке. Но что бы это значило?

И внезапно меня осенило!

Винтовка – для моего брата, если фашисты начнут ломиться в наш дом.

Красная Звезда – Знак того, что в этой Нашей войне, будут новые Герои. И того, что мы снова победим.

А цветы – для того, чтобы я могла встретить наших героев, когда они вернуться с Победой домой.

Силуэты родных и близких моему сердцу людей почти скрылись в тумане…

И внезапно я вспомнила, что забыла!

- Дед, я тебя помню!!! Я вами очень горжусь!!!

Они остановились, как будто давно этого ждали. Дед Николай помахал мне рукой. Дед Алексей по-военному отдал мне честь…

Я проснулась от луча солнца… Это был сон… Всего лишь сон… Или фантазия…

Видимо, мне очень захотелось увидеть дедов накануне Дня Победы…

Но внезапная боль пронзила мою ладонь. Я раскрыла ее и увидела совсем свежую ранку, которую оставил Орден моего деда… И кровь на этой ране была самая настоящая.

И мои губы снова прошептали:

«Я тебя помню, Дед… И я тобой горжусь…»



@


Tags: #Помнить все, война
Subscribe
promo otevalm august 1, 2017 10:00 45
Buy for 50 tokens
Как она начиналась... Часть1 На фото (справа) - мой дед, Анисимов Михаил Сидорович, 1882 года рождения. К моменту начала Первой Мировой войны, ему было 32 года. Жил он с женой и дочерью в Пермском крае. С первого дня военных событий в России, вел дневник, в котором отражал события тех…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →