Людмила (otevalm) wrote,
Людмила
otevalm

Category:

Альковные тайны. Как злой демон князю Трубецкому жизнь отравлял



«Сговорился жениться»

Трубецкой слыл человеком обширного и просвещённого ума, энергичным и одарённым. Любил театр и покровительствовал его основателю и первому русскому профессиональному актёру Волкову. Но при этом, как отмечали современники, был груб и жесток, «с полным отсутстви ем нравственных принципов». Злопыхатели утверждали, что Трубецкой нередко сам участвовал в падении своих милостивцев и, предавая их, переходил на другую сторону. Эти каче­ства, считали они, помогали ему в течение восьми царствований занимать важные государственные посты.

[Spoiler (click to open)]

В молодости напористый и любознательный Никита входил в члены «учёной дружины», сформировавшейся вокруг Феофана Прокоповича (проповедника, публициста и сподвижника Петра I). Обучался за границей и получил блестящее образование. В ту пору, по отзыву знаменитого русского поэта и дипломата А. Д. Кантемира, он «нехудые стихи составлял». С годами поэтический зуд у Трубецкого пропал, и он с завидной педантичностью стал вести дневник. Из него мы узнали много интересного о той эпохе и о нём самом.

3 июня 1719 г. Никита Юрьевич пишет: «Сговорился жениться». Рассказывает, что в тот памятный для него день был помолвлен с графиней Анастасией Гавриловной Головкиной, дочерью российского канцлера. И было ему тогда 20 лет…



Царь - отец

Не прошло и двух дней после этой записи, как он был определён на службу «ко двору волунтиром» (без денежного содержания) с возложением на него обязанности денщика императора. Смышлёный и напористый молодой человек бы­стро вошёл в доверие к Петру I и вскоре стал его любимцем. Поэтому никого не удивило то, что в 1722 г. на свадьбе сержанта Трубецкого и девицы Головкиной посажёным отцом со стороны жениха был сам монарх - «самодержавный и неограниченный», как не удивило в дальнейшем и то, что Никита Юрьевич, невзирая на все лихие повороты судьбы, стремительно рос по службе и стал фельдмаршалом и генерал-прокурором государства Российского.

В браке с графиней Головкиной князь Трубецкой состоял до самой её смерти в 1735 г. Потом женился на Анне Даниловне Херасковой, урождённой княжне Друцкой. От двух браков имел 18 детей.


Княгиня Анна Даниловна Трубецкая. Репродукция с портрета

Следует признать, что путь к олимпу у князя далеко не всегда был усыпан лепестками роз. Он много терпел и страдал. Иногда по собственной вине. И порой зря. Иногда в силу обстоятельств и тех правил игры, которые существовали тогда в обществе. Ведь довольно часто куда более знатные вельможи молча сносили оскорбления и унижения от более сильных и ближе стоявших к трону сановников. Это, несомненно, накладывало отпечаток на их характер. Возвысившись, они и сами поступали так же.


Злой демон

Для Трубецкого таким злым демоном одно время был князь Иван Долгоруков, слывший большим любителем кутежей и интриг. По свидетельству князя Щербакова, Долгоруков довольно часто предавался необузданному пьянству и разврату. Порой он насиловал женщин, приезжавших в гости к его матери.


Иван Долгоруков. Неизвестный художник, 1720-е. Репродукция с портрета

Приглянулась как-то Ивану Долгорукову и молодая жена Никиты Трубецкого Анастасия - да так, что он сразу же её «взял на блудодеяние» и, несмотря на возмущение мужа, «без всякой закорысти с нею жил». Дошло до того, что, приезжая в дом Трубецкого, Долгоруков «бивал и ругивал» хозяина, который тогда уже ходил в чине генерал-майора. А однажды чуть не выбросил его из окна.

Зуб Трубецкой на Долгорукова имел большой и втайне вынашивал мстительные планы. Однако реализовать их ему самому не пришлось. Тем не менее он с великой радостью узнал, что обвинённый в заговоре «против верховной власти» Долгоруков приговорён к четвертованию. Единственное, о чём, наверное, тогда жалел Никита Юрьевич, что не смог лично в Великом Новгороде в октябре 1739 г. привести этот приговор в исполнение.


Золотая душа. История Никиты Трубецкого, придворного «генерал-вора»

«Истинно золотая душа у Трубецкого, кроме золота, ничего не любит», - злословили недоброжелатели Никиты Юрьевича. Повесив на него ярлык отпетого мздоимца, они за спиной называли его не иначе как «генерал-вором».

При встречах же низко кланялись и расплывались в льстивых улыбках. Никто не хотел попасть к нему в немилость, ибо знали, что князь Трубецкой «зело мстителен» и на краю земли отыщет.

Искусство лести

Так это было или не так, спросить сейчас уже не у кого. Времени с тех пор прошло ох как много. Правда, некоторые объективные свидетельства о богохульных и благих деяниях и поступках Никиты Юрьевича всё же сохранились. Хорошо известно ещё и то, что характеристики сановному вельможе давали многие его современники. И они были весьма противоречивы.

Близкий приятель Трубецкого, посол России в Париже поэт А. Д. Кантемир, посвятив ему седьмую сатиру, писал о Трубецком, что «он с нравом чест­ным, тихим соединял совесть чистую». При этом недолюбливавший Никиту Юрьевича князь Щербатов отмечал умение Трубецкого «необыкновенно искусно льстить государыне (Елизавете Петровне) и лестью привлекать на свою сторону её любимца графа А. Г. Разумовского». Он также считал его «пронырливым, злым и мстительным».

Но, как бы там ни было, Трубецкой был человеком весьма незаурядным. Императрица Елизавета Петровна, естественно, всё это знала, но тем не менее, впрочем, как и её покойный батюшка Пётр Великий, благоволила и доверяла Никите Юрьевичу. Самые неожиданные поручения давала государыня ему, и он всегда их исправно выполнял. Не раз по её воле по делам особо важным приходилось князю суд вершить. И был он всегда судьёй строгим и беспощадным. Причём не только к далёким от него людям, но и даже к тем, кто способст­вовал его возвышению.


Императрица Елизавета Петровна. Репродукция с портрета Жана Анри Беннера

Дело Миниха

Председателем комиссии, которая судила «в несчастье впавших министров», был поставлен генерал-прокурор Никита Юрьевич Трубецкой. Он старался всемерно услужить императрице, дело вёл нарочито строго, называя обвиняемых министров не иначе как «государственными злодеями».


Граф Миних Фото: репродукция

Во время следствия князь лично допрашивал обвиняемых, в том числе и фельд­маршала Миниха. Когда речь зашла о возвышении Бирона, возмущённый беззастенчивостью и безапелляционностью генерал-прокурора Миних сказал:

- Удивляюсь бесстыдству твоему, Никита Юрьевич, ведь не кто иной, как ты сам был главным двигателем и исполнителем при назначении Бирона регентом. Тебе в этом деле нечего выпытывать у других, а только следует обратиться к своей собственной совести!

Среди вопросов, заданных Миниху Трубецким, некоторые относились к минувшей военной кампании.

- Чем ты можешь оправдаться в большой трате людей при осаде Данцига? - спросил Трубецкой.

- Продолжай, Никита Юрьевич, читай мне и другие вопросные пункты, я на все вдруг и отвечу, - проговорил фельдмаршал.

Генерал-прокурору ничего другого не оставалось, как зачитать все вопросы. Граф Миних подробно ответил на них, причём всегда делал ссылки на документы и донесения, хранившиеся в архиве Военной коллегии. И, как бы подытоживая, завершил:

- Во всём этом буду отвечать перед судом Всевышнего. Там, конечно, оправдание моё будет лучше принято.

Потом, немного помолчав, фельдмаршал с горечью добавил:

- В одном только внутренне себя упрекаю: зачем не повесил тебя, когда ты занимал должность генерал-кригскомиссара во время турецкой войны и был обличён в хищении казённых денег? Вот этого я себе не прощу до самой смерти. И это моя единственная вина!

По этому делу, которое, конечно же, было политическим, следствие велось предвзято и необъективно. Обвинительный акт был составлен, даже по выражению самих следователей, «зело тёмно и конфузно», что, однако, не помешало Трубецкому, начисто позабыв своё прошлое, заседать в комиссии, как отмечали современники, «со смелым судейским видом».

20 лет ссылки

Фельдмаршал Миних был приговорён к смерт­ной казни. По свидетельству очевидцев, покоритель Данцига и Очакова поднялся на лобное место, окружённое шестью тысячами гвардейцев, в красном плаще, ласково поприветствовал этих свидетелей своей славы, равнодушно выслушал смертный приговор, а вслед за этим и сообщение об освобождении от казни и ссылке в Сибирь.
Граф Миних пробыл в ссылке 20 лет. К постигшему его несчастью он отнёсся философски. Был уравновешен и спокоен, вёл домашнее хозяй­ство, разводил скот, учил детей местных жителей грамоте, в частности математике. И только после воцарения Петра III ему было разрешено покинуть этот каторжный край. Несмотря на свои 79 лет, он ещё сумел сыграть немаловажную роль в истории России. via



Tags: личности
Subscribe
promo otevalm august 1, 2017 10:00 45
Buy for 50 tokens
Как она начиналась... Часть1 На фото (справа) - мой дед, Анисимов Михаил Сидорович, 1882 года рождения. К моменту начала Первой Мировой войны, ему было 32 года. Жил он с женой и дочерью в Пермском крае. С первого дня военных событий в России, вел дневник, в котором отражал события тех…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments