Людмила (otevalm) wrote,
Людмила
otevalm

Categories:

Иосиф Кобзон о Людмиле Гурченко: Люся развелась со мной, когда я изменил ей с лучшей подругой

Александр ГАМОВ

Певец и политик впервые рассказал о семейной жизни с великой актрисой

harater_poza_v_kotoroi_vi_spite_5

Много раз я слышал от Иосифа Кобзона: о чем угодно, но только не про Людмилу Гурченко.
...Но вот - ноябрьская ночь. Мы только что приехали из Донбасса. Сидим в аэропорту одного из южных городов, ждем рейсового самолета. Иосиф Давыдович вслух размышляет...

- 2 часа еще до отлета. Может, минералочки и бутербродов. Будете?

- Да можно...
Садимся за стол. Я на всякий случай включаю диктофон. Кобзон равнодушно смотрит на мою технику...


- Иосиф Давыдович, недавно по ТВ прошел фильм «Людмила Гурченко». Там есть певец по имени Вадим. И все сразу узнают в нем Кобзона.

- А мне предлагали в этом фильме сыграть самого себя. Но я сразу отказался.

- Вы даже сценарий не почитали?

- Я и не хотел. Зачем? Вот, допустим, интервью - жанр документальный, это нормальное явление. А художественный вымысел о звезде... Я не считаю это правильным. Кто-то подходил ко мне, к Неле (Неля Кобзон - супруга Иосифа Давыдовича. - А. Г.). Как же фамилия артиста, который должен был играть меня? Кажется, Деревянко. Он сказал Неле: «Можно я понаблюдаю немножко за Иосифом Давыдовичем?» Это было на «Кинотавре». Она говорит: «Зачем?» - «А мне нужно его играть». И Неля мне говорит: «Тебя играть будет артист Павел Деревянко». «Не мой типаж», - отвечаю. Правда, он и не играл.

1034205
У Кобзона было много романов, пока он не встретил свою Нелю. Они вместе уже 45 лет.
Фото: Личный архив


- Там есть кадры, как вы ведете в цирк Машу, дочку Гурченко, потому что Людмиле Марковне нужно было идти петь на концерте.

- Машка была очень обаятельным ребенком, очень хорошим.

- А вы правда гуляли с ней?

- И в цирк водил, и гулял. И в первый класс отводил.

- Маша хорошо в школе училась?

- Плохо.

- И как вы с ней занимались?

- Да я всего три года с Люсей-то прожил. Но с ребенком занимался, да.

- Вы уроки не делали с ней?

- Нет. Слава богу. Купервейс (еще один муж Гурченко, следующий. - А. Г.) попал.

- Гурченко там в фильме взрывная такая. Вы там такой добрый, всем все дарите.

- У нее характер был мужской, у Люси. Ты ей слово, она тебе десять. Она спиной чувствовала. Вот просто посмотришь на красивую женщину, она вроде как спиной сидит, не видит. Тут же поворачивается... Знала, что сказать. И умела... Но добрая была. И талантливая, конечно, безумно.

- А как родители Людмилы Марковны относились к вам?

- Очень хорошо. У нас были самые теплые отношения. Сначала они жили у нас на Маяковке, когда переехали в Москву, а потом я поменял их квартиру харьковскую на московскую, на Ордынке. Когда Люся уезжала куда-то на съемки, ее родители Леля и Марк Гаврилович жили у нас на Маяковке, чтобы за Машей ухаживать. Там, конечно, самым колоритным в семье был Марк Гаврилович. Он был баянист, и они с Лелей, мамой Люси, подрабатывали летом в пионерском лагере, он работал массовиком-затейником. Он был очень ревнивым, ревновал Лелю, гонялся за ней в этом коммунальном дворе в Харькове. А когда я их перевез в Москву, он уже был спокойным.

- А вы именно тогда татуировки свои сводили, в то время?

- Нет, гораздо раньше. Руки я свел в самом начале 60-х, а с Люсей я познакомился и мы начали жить в 67-м. Мы познакомились в ресторане ВТО (Всероссийского театрального общества. - Ред.). В ВТО прошел фильм «Шербурские зонтики», мы спустились в ресторан, и там завязалось знакомство.

- Вы в нее влюбились или она в вас?

- Я думаю, что это было такое взаимное влечение. Вначале я был влюблен, как и вся страна, в «Карнавальную ночь».

- Вы за ней ухаживали?

- Ездил к ней на съемки. Она снималась в фильме «Белый взрыв» в Крыму. Там я познакомился со Славой Говорухиным.

- А почему вы детей так и не завели? Все-таки три года жили.

- Видимо, она не могла.

- А по дому вы помогали Людмиле Марковне - варить, картошку чистить, пылесосить?

- Крайне редко. Я не пылесосил. У нас была маленькая квартира.

- Не было ревности творческой? Кто из вас круче?

- Кто круче? Ее, конечно, испортила популярность, внешность. Она хотела играть в театре. Но куда бы она ни предлагала свои возможности, все предлагали сразу койку. И в кино, и в театре. Все сначала предлагали ей физическую близость. Это ее злило. Она была такой обозленной.

- А гонорары вы как делили - у вас бюджет был общий?

- Абсолютно общий. Я зарабатывал. Она тогда не зарабатывала. Тогда крайне редко ее приглашали.

- Не было задумки, чтобы она фамилию поменяла, вместо Гурченко - Люся Кобзон?

- Никогда. К тому времени, когда мы встретились, у нее была очень звонкая своя фамилия.

- А вы ревнивый были муж?

- В общем, не очень. Вот однажды мы идем. В это время на нее положил глаз кто-то из сзади идущих. Она сразу в стойку. А Маша идет, говорит: «Мам, мам». Она хотела мороженое. Люся говорит: «Не мамкай». И идет дальше. Маша посмотрела на меня (сообразительная была): «А как вас теперь называть?» Я заржал, подошел, говорю: «Машуль, пошли».

- Когда вы вдвоем появлялись, вас же узнавали? У кого больше брали автографов?

- Не могу сказать. Не обращал внимания. Мы с ней однажды поехали отдыхать в Сочи. Первый раз, когда я позволил себе, - пошел в профсоюзы, купил две путевки. Санаторий имени Орджоникидзе «Шахтер». Приехали, погода потрясающая, номер люкс. Разместились, идем обедать. Но шахтеров нужно было знать. Они видят - Кобзон, Гурченко. Подходят и тут же, за обедом: давайте нальем и выпьем. Я говорю: «Подождите, мы первый день, мы еще на врачебном осмотре не были». «Да ладно, за приезд». А Людмила сама любила шампанское, но очень не любила, когда я выпивал. И вот я за столом раз - стакан. Нельзя сказать, что я был алкоголиком, но любил выпивать. Потом отходная, кто-то закончил из шахтеров отдыхать и накрывает поляну - проводы. Она не пошла. Утром позавтракали, поехали на Мацесту (курорт с сероводородными источниками. - Ред.). И тут шахтеры, уже наливают. Прямо там у Мацесты. Людмила - в автобус рейсовый, который возил отдыхающих. Пока я с шахтерами выяснял отношения у Мацесты, она собрала чемодан. И когда я приехал к обеду, ее уже не было, она улетела.

Я обрадовался, что снова свободен, и понял, что, конечно, не отдохну, а сдохну в этом режиме. И переехал в гостиницу «Приморская». Отдыхал ровно полтора дня из путевки.

- А кто из вас первый ушел? Почему развелись?

- Люся уезжала на съемку и оставила свою ближайшую подругу Таню Бестаеву (актриса Театра Моссовета. - Ред.) присматривать за Машей. Бестаева была безумно красивая, с атласной кожей. И мы с ней поехали в Рузу, в Дом композиторов, отмечать Новый год. Отправили Машку родителям, а сами уехали. Когда Люся вернулась, друзья ей про нас рассказали.

1034206
Та самая лучшая подруга Люси Татьяна Бестаева, которая стала поводом для развода с певцом.
Фото: kinopoisk.ru


- То есть вы с подругой ее... Что же вы так неосторожно? Можно было тайно это сделать?

- Очень хотелось (смеется). Когда Люсе рассказали про меня, я был на гастролях. Она позвонила - и мат-перемат: такой-сякой. Я повесил трубку. Она мне дает телеграмму: «Горбатого могила исправит. Косточка». Я ее называл Косточка. Я ей ответил: «Каким был, таким и останусь. Горбатый». И все, мы развелись.

- Но вы же виноваты, получается.

- При чем здесь виноват - не виноват? Образ жизни был такой, 8 - 9 месяцев в году на гастролях. Ну как без этого? Молодой, здоровый.

- Красивый. Я вас понимаю...

- Увлечения обязательно были. Иногда прощают, иногда нет.

- А вы просили прощения?

- Нет.

- У вас сожалений никогда не было, что так вышло?

- Первое время было, конечно, но быстро прошло. У меня потом начался роман с Леной Рябинкиной из Большого театра. Потом с Наташей Варлей. Поэтому все забылось. Закрутилось, завертелось. А потом я встретил Нелю и задержался на 45 лет... Мы виделись с Люсей на традиционном балу в ЦДРИ. Мы танцевали с Нелей, а она танцевала с Сичкиным Борей (известный советский актер, играл Бубу Касторского в «Неуловимых мстителях». - Ред.). И она стала толкать Нелю. Ревновала очень. Я остановил ее, сказал: «Еще раз прикоснешься…» Ну, и мат-перемат. Она потом подошла к столу, говорит: «Нелечка, как я вам сочувствую, как вы можете с таким чудовищем жить».

- Неля Михайловна что-нибудь ответила?

- Нет. Неля терпеливо относилась к этому. Неля умная.

- Но у вас очень много светлого было все равно в этом браке.

- Конечно. Много радостного было... Я не общался с ней с тех пор, как мы расстались. Ни когда она была с Купервейсом, ни когда она вышла замуж за Сенина.

- Но вы были на вечере ее памяти?

- Я там выступал, спел ее песню «Мария». А потом меня попросили из зала, я посвятил ей «Ноктюрн» Бабаджаняна - «Между мною и тобою - гул небытия…».

- Когда вы больше всего переживали за Гурченко?

- Когда она снималась в фильме на катке, Олег Попов въехал коньками в нее и раздробил ей ногу. Она много времени провела в больнице и потом страдала.

1034207
Фото: Игорь ГНЕВАШЕВ

- Вы уже не были женаты тогда?

- Уже нет.

- Было желание помочь как-то?

- Рядом с ней было другое мужское плечо.

- Когда Людмилы Марковны не стало, что вы почувствовали?

- Я думаю, перевернулось все, как у всей страны. Ее очень любили...



Tags: личности
Subscribe
promo otevalm август 1, 2017 10:00 45
Buy for 50 tokens
Как она начиналась... Часть1 На фото (справа) - мой дед, Анисимов Михаил Сидорович, 1882 года рождения. К моменту начала Первой Мировой войны, ему было 32 года. Жил он с женой и дочерью в Пермском крае. С первого дня военных событий в России, вел дневник, в котором отражал события тех…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments