Людмила (otevalm) wrote,
Людмила
otevalm

Category:

Сыск Его Величества. Как Третье отделение раскрывало заговоры недовольных

В годовщину создания в России тайной полиции вспомним, как она работала в XIX веке, кто подпадал под подозрения и какими методами велись расследования.


В Третьем отделении работали всего 16 человек.

190 лет назад, 15 июля 1826 года, император Николай I учредил Третье Отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии. То самое, которое следило за старообрядцами и раскольниками, «Народной волей», Пушкиным, Некрасовым, Добролюбовым, но «проморгало» все покушения на первых лиц государства.

С заговорами пора кончать!

Различные учреждения для специального преследования бунтовщиков, заговорщиков и просто несогласных были в России всегда. Пётр I начал их работу структурировать и переводить на западный манер, создав Преображенский приказ и Тайную канцелярию. При Анне Иоановне возникла Канцелярия тайных розыскных дел, при Екатерине II – Тайная экспедиция. При Александре I – Особая канцелярия. Время от времени они то работали, то отменялись…


Однако в итоге дело дошло до восстания декабристов. Новый император Николай I решил, что с заговорами пора кончать и подписал указ о преобразовании Особой канцелярии при МВД в Третье Отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии. Идею о создании нового органа правопорядка императору подал генерал-адъютант Александр Бенкендорф, герой войны 1812 года, верный придворный, уже имевший опыт исследования народных умонастроений и слежки, как в России, так и за её границами. Он получил в своё распоряжение полицейское ведомство, всех жандармов и широкие полномочия по созданию агентурной сети внутри России и в Европе.

Структура отделения была простой: сводки со всей России по жандармской сети стекаются в Третье отделение, а с докладами к императору отправляется лично Бенкендорф. И любой, кто обращался в Третье отделение, считай, обращался напрямую к императору.

Объять необъятное

Александр Бенкендорф.
Александр Бенкендорф.

Штатные и нештатные сотрудники Третьего отделения следили за всеми: за бедняками, мастеровыми, журналистами, издателями, раскольниками, священнослужителями, иностранцами, градоначальниками, губернаторами, министрами, придворными и даже членами императорской семьи, ежедневно докладывая об образе жизни последних. Для этого в структуре Третьего отделения действовали четыре экспедиции (позже их стало пять). Первая экспедиция наблюдала за общим мнением и народным духом, составляла обозрения сведений о поднадзорных личностях и заведовала высылкой неугодных властям. Именно она должна была разоблачать заговоры и обнаруживать тайные общества, а также собирать сведения о госслужащих и их злоупотреблениях.

Вторая экспедиция «заведовала» религиозными сектами, фальшивомонетчиками, изобретателями, учреждениями науки, культуры, просвещения. Ещё в ведении второй экспедиции находились тайные политические тюрьмы: Алексеевский равелин Петропавловской крепости, Шлиссельбургская крепость, Суздальский Спасо-Ефимьевский монастырь и Шварцгольмский арестный дом в Финляндии. Эта же экспедиция служила отделом кадров Третьего отделения.

Третья экспедиция целиком состояла из шпионов, разведчиков, их кураторов, заведовала надзором за иностранцами и высылкой неблагонадёжных гостей империи. Позже функцию контрразведки у неё забрали, а наделили обязанностью руководить карательными мерами в борьбе с крестьянским движением и революционными организациями.

Четвёртая экспедиция должна была заниматься «всеми вообще происшествиями в государстве и составлением ведомостей по оным» от пожаров до крестьянских волнений и подавать еженедельные сводки.

Пятая экспедиция, возникшая значительно позже самого отделения, заведовала цензурой, выискивая крамолу в пьесах, романах, песнях и журналах.

Народу на анализ всей этой информации Бенкендорф взял немного: всего 16 человек. При других руководителях штат постепенно расширялся, но максимально достиг лишь 72 человек к 1880 году, когда в Зимнем дворце рванула бомба.

Торг уместен!

Работать в Третьем отделении было престижно. Офис отделения до 1938 года находился в доме на углу набережной Мойки и Гороховой улицы Петербурга, а потом – в доме № 16 на набережной Фонтанки, у Цепного моста, на углу Пантелеймоновской улицы.
Заработки, видимо, из-за престижа службы были невелики. Тогда как чиновник в империи получал до 5 тысяч рублей в год, чиновник Третьего отделения имел лишь 3 тысячи рублей в год официального дохода.

Но денежки в отделении водились, и при желании отщипнуть можно было довольно жирный кусок. На закате Третьего отделения, в 1877 году Третье отделение получило 307 тысяч 454 рубля. На личный состав ушло 93 тыс. 648 рублей (30,5%); на хозяйственные нужды и питание политзаключённых 26 тыс. 929 рублей (8,7%); на борьбу с революционным движением и содержание агентов – 186 тыс. 877 рублей (60,8%).

А ещё можно было заработать на продаже документов. Так, в январе 1849 г. из архива Третьего отделения пропало сразу 18 докладов его шефа графа Алексея Орлова с собственноручными резолюциями императора. Обнаружилась пропажа, когда вырезки из документов пришли Николаю I по почте с анонимной запиской. Служебное расследование установило, что продал документы на сторону губернский секретарь А.П. Петров, сотрудник Третьего отделения.



Но был в истории Третьего отделения эпизод и пострашнее. В последние два года работы отделения туда устроился на службы народоволец Николай Клеточников. С 1879 года он там образцово служил и помогал ленивым товарищам переписывать документы, а полученную информацию передавал в «Народную Волю». Он так писал о своей службе: «Итак, я очутился в III отделении, среди шпионов. Вы не можете себе представить, что это за люди! Они готовы за деньги отца родного продать, выдумать на человека какую угодно небылицу, лишь бы написать донос и получить награду. Меня просто поразило громадное число ложных доносов. Я возьму громадный процент, если скажу, что из ста доносов один оказывается верным. А между тем почти все эти доносы влекли за собой аресты, а потом и ссылку».

Проморгали!

Огрехов в работе Третьего отделения хватало: проворонили Каракозова, стрелявшего в Александра II 1866 году. Не предотвратили Парижский теракт 1867 года. Не остановили стрелка «Земли и Воли» в 1878 году. Пропустили убийство шефа Корпуса жандармов Николая Мезенцева в 1878 году. «Проморгали» два теракта на железной дороге, подготовленных «Народной Волей» в 1879 году. Третье отделение уже не справлялось, хотя европейский революционный подъём обошёл Россию стороной. А может, легко было только следить за журналами, «вести» Пушкина, выискивать крамолу в стихах и пьесах, которые приходили в Третье отделение из издательств, портить нервы Некрасову, да подавлять бунты неграмотных крестьян. Ещё легко было на деньги бюджета империи вести пропаганду за рубежом в поддержку русского самодержавия ещё со времён Николая I.

А с законспирированными террористами 70-х годов справиться оказалось не под силу. К тому же в период революционного подъёма, в годы правления Александра II, следили ведь уже за всеми, в том числе, за студентами, литераторами, учителями, крестьянами, мелкими чиновниками. А за всеми – значит ни за кем.

Либералы победили

Трудно сказать, что сделало Третье отделение для сохранения самодержавия в России и жизни самих императоров. Госбезопасность за 54 года на свой счёт получила множество оплеух в виде конкретных терактов.

В итоге бомба 1880 года взорвала не только столовую Зимнего дворца, но и, выражаясь фигурально, само Третье отделение. Общероссийская шпионская сеть, проглатывавшая сотни тысяч имперских рублей в год, оказалась неэффективной. Окончательно удостоверившись в недееспособности отделения, Александр II в феврале 1880 года передаёт его в подчинение новой структуры – Верховной распорядительной комиссии во главе с графом Лорис-Меликовым, а в августе 1880 года, по предложению графа, имевшего либеральные взгляды, вовсе упраздняет его.

А 1 марта 1881 года «Народная Воля» доводит дело до конца и взрывает Александра II на Екатерининском канале. Совпадение? Или Третье отделение всё же берегло императоров?


Источник


Tags: историческое
Subscribe
promo otevalm august 1, 2017 10:00 44
Buy for 50 tokens
Как она начиналась... Часть1 На фото (справа) - мой дед, Анисимов Михаил Сидорович, 1882 года рождения. К моменту начала Первой Мировой войны, ему было 32 года. Жил он с женой и дочерью в Пермском крае. С первого дня военных событий в России, вел дневник, в котором отражал события тех…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments