Людмила (otevalm) wrote,
Людмила
otevalm

Category:

Самый русский деликатес

Была ли на столе Ивана Грозного красная икра?

Сейчас самый сезон красной икры. И кажется, это самая русская закуска. Как давно её едят у нас?

251617.b

Как известно, самый главный специалист по икре в наших краях - писарь посольского приказа Феофан из фильма «Иван Васильевич меняет профессию». Согласно его авторитетному мнению, в природе существует три вида этого продукта: «Икра чёрная, икра красная, икра заморская, баклажанная».

Почему-то считается, что комедии, будучи жанром по определению «несерьёзным», просто не могут нести в себе никакой достоверной информации. На несчастного персонажа Савелия Крамарова уже которое десятилетие обрушиваются громы и молнии, общее содержание которых примерно таково: «Красной икры на столе Ивана Грозного быть не могло! Чёрная - куда ни шло, но не красная!»


251617.b

Красное на чёрном
Это ввергает в уныние. Традиционный праздничный стол без красной икры - деликатеса, пока ещё многим доступного - практически немыслим. А желание хоть так поддержать многовековую русскую традицию закусывать икрой, пусть не чёрной, но тоже «царской», очень велико.

Однако нас приучают к мысли, что красная икра - продукт поздний и не вполне русский. Как доказательство приводят записки путешественников по Дальнему Востоку, которые наделили исключительным правом быть «родиной красной икры». Действительно, все они сходятся в одном. Русские добывали там лососёвых, однако же как раз икрой брезговали - до конца XIX столетия ею питались только коренные народы вроде ительменов-камчадалов. «Ещё в 1907 г. масса икры выкидывалась вместе с отбросами при чистке рыбы и только малая часть её заготавливалась на некоторых промыслах мастерами-икрянщиками для русского рынка», - заверяет нас «Амурский торговый вестник» тех лет. Продолжение звучит вообще убийственно: «В Москве же и Петербурге красная икра стала появляться только в 1899 г., да и то в крайне незначительных количествах».

В качестве удара милосердия многими современными авторитетами отмечается такой факт: «При бесконечном упоминании в русской классической литературе сёмги, сёмужья красная икра не упоминается ни разу».

Те, кто так говорит, безграмотны в прямом смысле этого слова. Потому что в противном случае они бы открыли, скажем, роман «Юнкера» русского классика Александра Куприна и прочитали: «О, языческое удельное княжество Москва! Она ест блины горячими, как огонь, ест с маслом, со сметаной, с икрой зернистой, с паюсной, с салфеточной, с ачуевской, с кетовой…» Время действия - рубеж 1880-1890 гг. Красная икра как минимум известна. Как максимум - в ней уже неплохо разбираются, предпочитая кетовую, которую ставят хоть и позади любимых сортов чёрной икры, но в том же почётном ряду.

251617.b

Иван Шмелёв, автор романа «Лето Господне», описывает детские кулинарные впечатления первой недели Великого поста: «Стоят короба снетка, свесила хвост отмякшая сизая белуга, икра в окорёнке красная, с воткнутою лопаточкой…» Герою здесь лет семь, то есть действие происходит на рубеже 1870-1880 гг.

Круче других на поприще защиты русского приоритета красной икры выступил, сам того не зная, писатель-разночинец Николай Помяловский в своих «Очерках бурсы». Вот похождения студента духовной семинарии, вора Аксютки: «Вчера он забрался в сбитенную, где Ванька рыжий продавал сбитень, сайки, булки, яблоки, репу, патоку, мёд и красную икру…» А ведь действие происходит ещё в 1840-е гг. И красная икра, судя по всему, никакой не деликатес - так, в общем ряду с яблоком и репой.

Но если попробовать отмотать историю красной икры дальше, в XVIII столетие, то ни в отечественной литературе, ни в мемуарах мы действительно ничего не найдём. Что на первый взгляд подтверждает мнение о позднем приходе этого продукта на русский стол.

К счастью, только на первый взгляд. Потому что этот век прошёл если не под знаком ненависти к икре, то под знаком презрения к ней точно. Причём к любой, вне зависимости от происхождения.

251617.b

«Никчёмное кушанье»?
Виной тому французы, диктовавшие всему миру правила куртуазности и хорошего тона, в том числе и кулинарного. А по части икры французы полагались на мнение своего учёного-естествоиспытателя, академика Жозефа Питтона де Турнефора. Он, описывая икру, пользовался исключительно словом detestable - «мерзкий, гнусный, отвратительный». И добавлял: «Вкушать оную - всё равно что обедать у дьявола, ибо это никчёмное кушанье заполняет рот солью, а нос ядовитым ароматом».

И если чёрную икру ещё хоть как-то признавали: «Есть любители солёных яиц осетра, но это кушанье не для нежного нёба французов», то изгнание красной икры было полным.

А это было именно изгнание. Если не опускать руки и отправиться на поиски этого деликатеса ещё дальше в прошлое, то мы увидим удивительные вещи.

Курляндец Якоб Рейтенфельс, проживший в Москве с 1670 по 1673 г., в описании русского стола отмечал: «Есть у московитов икра красная, слабопросоленная…» Совпадение с современным способом приготовления красной икры стопроцентное. Но, быть может, немец ошибся? Есть ли ещё свидетельства?

Есть. Например, приходно-расходные книги монастырей. Вот хозяйственная запись отца эконома Вологодского Павло-Обнорского монастыря за 1694 год: «Купил пуд красные икры. Дано тринатцать алтын четыре денги». А вот запись самого начала XVII столетия, от 1606 г., из расходных книг Иосифо-Волоцкого монастыря: «Укуплена того же дни гривенка икры чёрные да гривенка икры красные келарю старцу Леониду, дано 2 алтына». Этот самый келарь Леонид был, скорее всего, большим лакомкой - записи о том, что ему купили красную икру, идут регулярно - каждый месяц.

251617.b

Обратите внимание - этого монашествующего любителя икры от времени Ивана Грозного отделяет смешной срок - 30 с лишним лет. Может быть, всё-таки за столом первого русского царя могла быть красная икра? А если могла, то откуда же её брали? Нам же известно, что её положено везти с Дальнего Востока. А до него русские доберутся ещё очень нескоро.

Брали, как ни странно, под боком. Антиохийский патриарх Макарий, глава Сирийской православной церкви и араб по происхождению, был в Москве несколько раз. О первом путешествии у него сложились самые радужные впечатления: «Река Москва течёт с запада к востоку и изобилует разных пород рыбой. Одна порода бывает всегда с брюхом, полным очень вкусными мешочками красной икры».

Исследования ихтиологов показывают, что патриарх ошибался лишь в одном. Не одна, а целых две породы лососёвых водились в реке Москве. Каспийский лосось обитал здесь почти до самого конца XVII столетия, а таймень и вовсе до конца XVIII века.

Так что писца Феофана пора уже окончательно реабилитировать. Его привычно торжествующее «Икра красная!» восходит действительно к эпохе Ивана Грозного.


Tags: #Русь, икра
Subscribe
promo otevalm август 1, 2017 10:00 44
Buy for 50 tokens
Как она начиналась... Часть1 На фото (справа) - мой дед, Анисимов Михаил Сидорович, 1882 года рождения. К моменту начала Первой Мировой войны, ему было 32 года. Жил он с женой и дочерью в Пермском крае. С первого дня военных событий в России, вел дневник, в котором отражал события тех…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments