Людмила (otevalm) wrote,
Людмила
otevalm

Авоська делает мир добрей



Падает снег. Пришло время добрых историй.

Я хочу рассказать вам одну идею, которая живет в моем сердце уже несколько лет. Я баюкаю ее, как ребенка, берегу, как огонек свечи ветреным вечером. Все хочу поделиться с вами, и не знаю, с чего начать.


В 2014-м году, в это же время, я шла по заснеженной Тверской с ребенком и набрела на яркую витрину. В ней висели авоськи.

Ярко-желтые, фиолетовые, бирюзовые, красные. Мохеровые мохнатые, хлопковые, шелковые блестящие. Большие, маленькие, с кожаными ручками и кармашками.

Глаза у меня разбежались. Ретро это мое, я ношу его, я в нем, как рыба в воде.

К тому же на магазине висело объявление: «Наши авоськи сплетены руками незрячих». Я сразу захотела купить не одну, а несколько штук. Быть инвалидом – слишком трудно, и любой бизнес, дающий работу людям с физическими недостатками, нужно поддерживать.

Выбрала авоськи под все платья и еще сыну: «Ты же будешь ходить мамочке за мороженым?».

Мальчик был согласен.

Женщина на кассе была зрячая, но очень странно говорящая: как гардеробщицы в театре мимики и жеста. Я поняла, что она инвалид по слуху: это еще укрепило меня в мнении, что хозяева лавочки – правильные люди.

И еще там висело объявление: «Наши друзья временно пустили нас в это помещение, но теперь, к сожалению, нам нужно выезжать. Ищем место для новой авосечной!».

То есть, одни добрые люди пустили других добрых людей. А помещение-то было самое козырное: в соседнем доме с мэрией, с Тверской, 13.

Так и должно быть. Больше добра…

С тех пор, уже три года, я хожу в магазин с авоськой. Невесомая, она лежит у меня в сумке, и, после работы, я могу с понтом зайти в супермаркет. Вы не представляете, как вытягиваются лица у покупателей, когда я меланхолично достаю на кассе крохотную тряпочку, и укладываю туда пять кило картошки… пакет кефира…

Брезжит у людей такая радость узнавания. Все-таки здорово быть Скойбедой: не боишься быть фриком и смешной.

Не буду обманывать: не все авоськи пережили проверку картошкой: все хлопковые вышли из строя через полгода, то есть после трех-четырех стирок (на узлах вылезают белые непрокрасы, и хозяевам бизнеса лучше бы изменить технологию производства: красить пряжу, а не готовые изделия). Мне неприятно об этом говорить, но в числе некондиционных оказались даже авторские авоськи от Дениса Симачева (известные модельеры создают свои линии для авосечной, и это красиво).

Зато шелковые авоськи оказались вечными, как все традиционное. Узнав о моем увлечении, френд привез мне аутентичную винтажную сетку, с которой его родители бегали в булочную еще в 70-х, и у реликвии разве что ручки потемнели.

Мохеровую авоську пока тестируем, о качестве сказать не можем, но сын в восторге…

И вот мое предложение.

Мы все с вами, продвинутые люди, заботимся об инвалидах и об экологии. Инвалидам мы, кто может, перечисляем деньги, а об экологии, в основном, вздыхаем. Опять же, кто может, вывозит использованные батарейки за рубеж, где их правильно утилизируют (в России такие места найти труднее).

Все мы знаем, что полиэтиленовый пакет разлагается много лет, а раздельного сбора мусора в Москве нет, и не будет из-за размера наших кухонь. А мусоросжигательные заводы – это вредно, нам и так дышать нечем.

И решение проблемы, то есть всех проблем…

Да. Запретить пакеты. Положить на кассы авоськи. Добрая я, добрая.

Понимаю, что это ударит по карману многих: пакет стоит 5 (или 15?) рублей, а простая авоська – 350.

Но авоську покупаешь один раз на много лет, а пакеты наматываются на зубы акулам в море. Жалко птичку, жалко рыбку, жалко незрячих. Пусть у них будет работа.

Я совсем не настаиваю и не навязываю вам любезные моему сердцу авоськи: в Икее продаются аналогичные сумки из «сплошной» обычной ткани. Масса вариантов. Я просто предлагаю вернуться к культуре сумок вместо культуры одноразовых пакетов.

Да, бумажные пакеты не спасут положение: они рвутся, это несерьезно.

Конечно, такое ограничение должно приниматься сразу для всех сетей, а, значит, сверху. Но после одномоментной замены московских маршруток автобусами я вообще не вижу здесь проблемы. Пассажиры теперь мерзнут и долго ждут на остановках, зато, я надеюсь, москвичи смогут дышать.

Платная парковка была болезненно воспринята автомобилистами, зато по центру стало можно ходить. Его теперь видно, центр.

Так получается, что чего-то хорошего можно достигнуть только серьезным ограничением свободы. Это философская дилемма, я думаю о ней.

Подумайте и вы, ведь сегодня Рождество.

Наберите в поисковике: «Авоська дарит надежду», - найти адрес ближней авосечной… и сделайте мир чуть добрей.
Ульяна СКОЙБЕДА


Subscribe
promo otevalm august 1, 2017 10:00 44
Buy for 50 tokens
Как она начиналась... Часть1 На фото (справа) - мой дед, Анисимов Михаил Сидорович, 1882 года рождения. К моменту начала Первой Мировой войны, ему было 32 года. Жил он с женой и дочерью в Пермском крае. С первого дня военных событий в России, вел дневник, в котором отражал события тех…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments