Людмила (otevalm) wrote,
Людмила
otevalm

Categories:

Владимир Этуш: "Одна у меня замшевая куртка, магнитофонов нету"

"Главная роль в жизни - глава семьи"

В Театре имени Вахтангова, куда его приняли еще в 1945 году, 94-летний Владимир Абрамович Этуш выходит на сцену чаще, чем многие звезды помладше, — не реже раза в неделю, иногда и через день. Только за одну неделю февраля у него три спектакля: в понедельник — «Пристань», в среду — «Дядюшкин сон», в пятницу — «Окаемовы дни». Еще в эти дни назначен премьерный «Бенефис», а также ежемесячные антрепризы. И в каждом (!) — главная роль, не говоря уже о том, что почти все эти постановки вводились в репертуар специально для него.



Актер театра

— Владимир Абрамович, поздравляю: вы старейший действующий народный артист СССР.

— Спасибо, но это еще как считать, — хитро улыбается хозяин дома, пока супруга Елена Евгеньевна наливает ему клюквенный морс собственного производства в белую фарфоровую чашку и бережно ставит ее на широкий дубовый стол, рядом с такой же массивной хрустальной вазой в завитушках. Прямо за его спиной на комоде между часами с орлом с гордо расправленными крыльями и канделябром с изящными красными свечами — фотографии с награждений в Кремле: вот Этуш с Ельциным, Путиным, Медведевым... — Официально на этом свете я существую с 1923 года, то есть совсем еще молодой! Родители записали меня годом позже, чтобы в армию я пошел не совсем юным, а чуть более окрепшим. Много позже, только в 2000-е годы, кто-то раскопал, что на самом деле я 1922 года. Сам к этому еще не привык, а вы считайте как хотите. Пусть буду старейшим, главное — еще в строю.


— Какой у вас распорядок дня? Нужна ли подготовка к спектаклю с вашим опытом? Повторяете роли?

— У меня обычный распорядок дня. Просыпаюсь в 10–11 утра. Текст повторяю обязательно. Если репетицию назначает режиссер, то хожу на нее, особенно когда это необходимо, например какие-то вводы.

— Вам можно в театр приехать позже, чем другим?

— Все актеры приезжают к началу.

— Владимир Михайлович Зельдин рассказывал мне, что в день спектакля почти ничего не ест: на пустой желудок играется легче. С утра — ложечка каши, перед третьим звонком — крепкий черный чай с сахаром. И все.

— Ничего себе! Нет, я поесть люблю, и спектакль этому не помеха. Особенно нравится мясо — во всех видах. Елена Евгеньевна чудесно готовит бефстроганов.

— Есть среди спектаклей, в которых вы заняты, любимый?

— Обычно самые любимые — новые роли, и сегодня это «Бенефис». Какие-то спектакли я отыграл по 400 раз, и сегодня мне больше по душе свежие впечатления.

— Когда вы стали преподавать в Щукинском училище, ваш курс стал самым успешным за всю историю. В чем секрет?

— В системе Станиславского. Лучше еще не придумали.

— Тем временем МХТ имени Чехова перестал быть академическим. Это хорошо, больше свободы?

— Театр Вахтангова — академический, а остальные пусть отвечают за себя сами.

Талант

— Как вас принимают поклонники на десятом десятке жизни? Что-то интересное дарят помимо цветов?

— Хорошо принимают. Дарят в основном оружие — вон его целая коллекция набралась в коридоре. Самая моя верная поклонница стала моей третьей женой. Елена Евгеньевна десять лет подряд ходила на все мои спектакли в Вахтангова. Ни одного, кажется, не пропустила. Сидела всегда на одном и том же месте — двенадцатом в первом ряду. Оно точно по центру, у прохода, оттуда смотреть удобнее всего. Меня этот фанатизм сначала настораживал, даже немного пугал. Через десять лет она наконец решилась посмотреть на меня с другой стороны — из-за кулис, подойти познакомиться. Сразу предупредила, что опасаться мне нечего: сказала, что не безработная актриса и в Щукинский поступать не собирается. Она сама преподаватель английского языка. Так теперь из-за кулис и смотрит — в качестве законной супруги, а на том месте теперь разные другие люди сидят.

— Есть ли таланты, которые могут стать в вашем театре столь яркой звездой, как вы?

— Не считаю, что я яркая звезда. Насчет других время покажет. Про современных актеров, как и про современный театр, вообще ничего не могу сказать.

— Вас очень любят на Кавказе. Правда, армяне говорят, что армянин Саахов — азербайджанец, азербайджанцы — что грузин...

— Есть такое, потому что считают его отрицательным персонажем. Когда «Кавказская пленница» только вышла, даже боялись меня на Кавказ отпускать — полагали, что не так мою роль поймут.

— Какой же он отрицательный!

— Вот и я его считаю положительным персонажем. (Смеется.) На Кавказе последний раз был в прошлом году — на гастролях во Владикавказе. Принимают гостеприимно.

— Споить пытаются?

— Мы там были по работе, по делам — спектакль давали, но нас все равно возили в горы, в ресторан.

— Из рога вино пили, как Шурик?

— Пил.



Поклонник

— Есть кто-то на этом свете, кем вы сами, помимо супруги, восхищаетесь как фанат?

— Мирей Матье.

— Она же к нам в Москву каждый год приезжает в сентябре.

— И мы каждый год в сентябре встречаемся, а также ездим специально с Еленой Евгеньевной на ее выступления в Европе. Вот недавно были на концерте в Братиславе.

— За что вы ее полюбили?

— Голос потрясающий. Она великая певица.

— Она была на ваших спектаклях?

— Нет, у нее очень плотный график.

— То есть вы на ее выступления ходите как поклонник?

— Да. Мы познакомились всего два года назад, и история нашего с ней знакомства сказочная. Мы долго ничего о ней не слышали, а два года назад были на даче, отмечали Рождество. Щелкали пультом и наткнулись на ее концерт десятилетней давности в главном и старейшем концертном зале Парижа. Я просто замер. Ни до, ни после я ничего так завороженно не смотрел. Я был потрясен. Попросил жену найти мне все про нее, про ее биографию, дискографию. Мы оказались ровесниками с ее мамой, а она сама — старшим ребенком из 14 детей, что уже интересно. Я достаточно равнодушен к музыке, но тут захотел пойти на ее концерт. Ближайший оказался 8 марта в Вене, мы собрались и полетели. Предварительно мы ей написали, что хотим встретиться после концерта, — и встретились, завязалось знакомство. Потом подружились с Мишей, ее русским поклонником, которого она привечает. Теперь он ездит с нами. Вот такая романтическая история.

— Какой вы в вашем преклонном возрасте легкий на подъем. На концерты по Европе разъезжаете.

— Только на Мирей. В марте мы едем на ее концерт в Питер, а через несколько дней идем на концерт в Москве.

— Мирей в курсе?

— Конечно.

— Французский язык-то знаете?

— Нет, я — немецкий, жена — английский. Но Мирей знает оба, так что общаться с ней несложно, как с любой красивой женщиной.



Лейтенант

— Немецкий для вас не просто иностранный язык, в годы войны вы были военным переводчиком. Приходилось допрашивать немцев?

— Приходилось. На контакт они шли нелегко. Когда мы начали гнать немца с Кавказа, освобождая деревни, к нам попадали пленные. Имя одного до сих пор помню — Людвиг. Вызывает меня командир полка провести допрос в присутствии командира дивизии. Являюсь — и генерал при виде меня теряет дар речи.

— Почему? Вы с таким актерским энтузиазмом принялись за дело?

— Нет, настолько несуразно я выглядел! Зима в степной равнине, где мы стояли, была лютая: пронизывающий до костей ледяной ветер. Чтобы не замерзнуть, надел на себя все, что имел: тонкое нижнее белье, утепленное нижнее белье, летнее обмундирование, зимнее обмундирование, телогрейку и поверх всего этого еще и в шинель втиснулся. Выглядел как пузатый самовар, только сверху не аккуратный заварочный чайник, а голова-картошка. Командир дивизии, сохраняя бесстрастное выражение лица, чтобы немец не понял, о чем речь, тихим от злости шепотом принялся меня отчитывать: «Пленный выглядит аккуратнее, чем вы, офицер! Немедленно приведите себя в порядок!» Но что я мог?

— А на самом допросе что смогли?

— Допрос продолжался очень долго. Все устали — и пленный, и я. Измаялись конвоир и оперативник, которые его сопровождали. Когда мы наконец все разошлись, первое, что я сделал, — вдохнул всей грудью свежий морозный воздух, настолько жарко было в помещении. От мороза, тишины и нестерпимой, свинцовой усталости страшно захотелось спать. Потом вернулся в избу и замер на пороге. Шел, заметьте, только 1943 год, до конца войны, казалось, вечность. В крохотной, жарко натопленной комнатушке на железной кровати безмятежно спал Людвиг в обнимку с другим, очень рыжим, пленным. У них в ногах, поперек кровати, спал наш капитан, начальник химической службы полка. На полу возле кровати, лежа ничком, храпел начальник полковой разведки, а на его заду покоилась голова третьего пленного, тоже спящего. Над ними всеми возвышался караульный, который спал, сидя в углу на табуретке, прислонив автомат к одному из спящих немцев. На какое-то мгновение я словно выпал из действительности, стоял завороженный и смотрел. В окно светила луна. Было тихо-тихо. Словно нет ни войны, ни солдат и офицеров в разных формах, ни своих, ни врагов. Есть только смертельно измученные, спящие люди.

— Почему вы пошли на фронт при наличии брони?

— Потому что был патриотом. Патриотом и остался. Для меня это слово «патриот» по-прежнему звучит гордо, хоть сегодня к этому понятию относятся предвзято, вкладывают в него не совсем мне ясные оттенки. Так получилось, что я узнал о начале войны еще до официального объявления по радио, хотя и не сразу это осознал. Рано утром 22 июня 1941 года я шел по улице Горького после того, как мы с товарищами отметили окончание первого курса, и увидел машину, которая выехала из ворот Кремля под немецким флагом. Оказалось, это была машина немецкого посла, который приезжал официально объявлять войну. Пришел домой, лег спать, и только когда мама разбудила меня в 12 часов дня и сказала, что началась война, я понял, что же тогда видел.

Юбиляр

— В военную эпоху вам было на один год меньше, но теперь и мы, и вы знаем, что по-настоящему, а не по паспорту, 6 мая у вас юбилей — 95 лет. Будете справлять в этом году или все-таки по советской привычке — в следующем?

— Всю жизнь отмечал юбилей по дате, записанной в паспорте. Но теперь стали поздравлять и отмечать и так и эдак. (Улыбается, лукаво прищурясь.) Сейчас мы сами не знаем, когда отмечать. Как пойдет. Если торжество или прием какой устроят этой весной — то ради бога. Но внутренний настрой — по официальному документу. Так что будем отмечать в следующем году. Хотя можно и в этом.

— Как отмечать-то любите?

— Как водится, в узком кругу — с родными, с друзьями. Бывает, иногда и за границей. Обычно в этот период, конец апреля — начало мая, мы ездим к друзьям в Австрию и изредка захватываем день рождения, как, например, в позапрошлом году.

— Культурно отмечали? В венской опере?

— Мы раньше жили в Центре русской культуры, или, как мы его называем, в Русском доме в Вене, а в последние годы — в 60 километрах от столицы, в замечательном город Руст. Мы там дружим с семьей австрийских виноделов.

— Повезло вам!

— Да, люблю хорошее вино. Коньяк не любил никогда, предпочитал водку, а сейчас вино. Привыкли к нему с женой еще в Италии.

— Красное сухое?

— Игристое. Именно вино, а не шампанское. Было лето, жарко, мы попробовали классику — просекко. Но отечественные производители тоже радуют. Вон у нас стоит бутылочка крымского вина — не из Крыма, а из Крымска Краснодарского края. Отдыхали в Геленджике и распробовали.

— А из Крыма что-то нравится?

— Сорт пино-фран.

— А в Италии где отдыхаете?

— У нас родственники живут в Тоскане. У них есть также дом на море. Летом мы обычно там отдыхаем у племянницы.

Семьянин

— Другие члены вашей семьи, дочь Раиса и внук Владимир, живут в США. Как часто удается с ним увидеться?

— Если в Европу я полететь еще могу, то за океан — нет, тяжело. Они живут в небольшом городке в штате Техас. Изредка приезжают. Внуку 21 год, он еще учится.

— На кого?

— Расскажу, когда выучится. Живут они вчетвером: дочка, муж, внук и собачка. Дочка играла в Театре сатиры, а там стала домохозяйкой. Муж ее Буч — бизнесмен. Скучаю по ним.

Коллега


— Сегодня зритель скучает по старым добрым советским фильмам, и современные режиссеры этим пользуются, снимая ремейки. Ваши коллеги по цеху иногда в таком участвуют.

— Когда снимали вторую «Кавказскую пленницу», звали на роль судьи, но я отказался.

— Почему?

— Потому что у тех, кто снимался там, нет никаких моральных обязательств перед Гайдаем, а у меня есть. Я у него снимался, а они — нет. Деньги не все решают.

— Что сами смотрите по телевизору?

— Советские фильмы смотрю часто по каналу, где показывают советскую киноклассику. Люблю их все.

— А современные?

— Вот только мне и осталось посмотреть на захват района Чертаново инопланетянами. Всякая фантастика — не мой формат.

— А исторические?

— «Викинга» еще не видел. Не стремился. Зато очень понравились «Дело гастронома номер один», «Ликвидация», «Мосгаз», другие исторические детективы. Эти сериалы сделаны на фоне того времени, которое мне интересно и знакомо, особенно военные и послевоенные годы. Они мне близки. Наши научились снимать их интересно.

— Исторические детективы не только наши снимают. Вот на Новый год весь мир, затаив дыхание, смотрел новые серии про Шерлока Холмса. Британского...

— Нет-нет. Этот совсем не такой. Чуждая мне стилистика. Из иностранных актеров мне нравятся двое — Энтони Хопкинс и Том Хэнкс. Из их фильмов — «Форрест Гамп», «Зеленая миля», «На грани». Недавно с удовольствием пересмотрел их.

Актер кино

— Свое пересматриваете?

— Специально нет, если попадется при переключении каналов, то можно.

— Уже несколько лет подряд «Кавказскую пленницу» и «Операцию «Ы» и другие приключения Шурика» неизменно показывают на Новый год наряду с «Иронией судьбы» и «Карнавальной ночью», хотя обе комедии — летние.

— Тоже это заметил и замечательно к этому отношусь. Народная комедия смотрится хорошо в любое время года.

— Раз уж я у вас дома, хочется спросить, как в «Иван Васильевиче»: что самое ценное за жизнь «нажито непосильным трудом»?

— Хороший вопрос. (Расплывается в улыбке.) Дайте-ка подумать.

— Я вам помогу, я же помню: сколько курток замшевых?

— Ах, так вы про это... Я-то решил, вы про моральные ценности — доброту, сострадание, честность... Эх. Одна у меня замшевая куртка, одна.

— А магнитофонов сколько?

— А магнитофонов нету. Но спасибо хоть, что фильм помните.

— Конечно, помним. Пересматриваем не только если попадаются при переключении каналов, а специально.

— И правильно делаете, продолжайте пересматривать.

— Кем из товарищей в первую очередь себя считаете — товарищем Сааховым, товарищем Шпаком? А может, Карабасом-Барабасом?

— Стрелком. Шучу. Считаю себя Этушем Владимиром Абрамовичем.

— Вы, Владимир Абрамович, многогранный — актер театра и кино, талант и поклонник, муж, отец, дедушка, ветеран и просто хороший человек, которого мы уважаем и обожаем. Какой ролью в жизни больше всего гордитесь?

— Главы семьи.

Кто старше?

После ухода от нас осенью прошлого года Владимира Михайловича Зельдина его тезка Владимир Абрамович Этуш стал старейшим действующим народным артистом СССР. По просьбе «МК» в отделах кадров и приемных руководителей Союза кинематографистов РФ, Союзе театральных деятелей РФ, благотворительном фонде в поддержку актеров-инвалидов и ветеранов театра и кино «Артист», Центральном доме актера проверили по разным спискам и документам, сколько всего в нашей стране есть артистов всероссийского уровня старше его и кто из них еще играет. Старше Этуша оказались пятеро, из них регулярно играет один.

Елена Мильчановска

Tags: актеры
Subscribe
promo otevalm август 1, 2017 10:00 44
Buy for 50 tokens
Как она начиналась... Часть1 На фото (справа) - мой дед, Анисимов Михаил Сидорович, 1882 года рождения. К моменту начала Первой Мировой войны, ему было 32 года. Жил он с женой и дочерью в Пермском крае. С первого дня военных событий в России, вел дневник, в котором отражал события тех…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments