Людмила (otevalm) wrote,
Людмила
otevalm

Не словом, а делом

Как простой кузнец стал промышленником Демидовым

Мы привыкли к тому, что, если в печати всплывают слова «богатый промышленник», жди скандала. Однако были времена, когда именно они — семьи и династии предпринимателей — составляли честь и гордость страны. Первыми стали Демидовы. Легендарные оружейники, металлурги, потомки простых мужиков, они одним мощным рывком и честным трудом ввели Россию в клуб мировых держав.

Кузнец, олигарх, ровня Илье Муромцу.


5 апреля 1656 года в семье тульского кузнеца Демида Антюфеева родился мальчик, которого назвали Никитой. Спустя 30 лет этот мужичий сын познакомится с царём, спустя ещё 30 лет получит герб: сверху три рудоискательные лозы, снизу кузнечный молот, а посередине золотой пояс — знак дворянского достоинства. Вдобавок царь даст ему новую фамилию — Д­емидов.

История начала династии богатейших промышленников России выглядит как волшебная сказка. Дескать, простой тульский мужик, кузнец-ремесленник, случайно встретился с царём и до того ловко выковал ему то ли алебарду, то ли пистолет, что царь «премного удивился и отдал тому весь Урал». Для солидности упоминают даже дату этого эпохального события — 1696 г. Правдива здесь только она да факт самой встречи. Весной 1696 г. Пётр I действительно оста­навливался в Туле по пути из Москвы в Воронеж.


Непростой мужик.


К тому моменту царь и кузнец были знакомы как минимум лет 10. И первые контакты Демидов устанавливал не со всемогущим самодержцем, а с 14-летним подростком Петрушей, который только-только завёл свои Потешные полки. О чём и была оставлена запись в расходной книге: «Поставлено для царёвой потехи 256 штук тульского Никиткина ружья Демидова». Спустя 5 лет «Никишко Демидов» упоминается в приказной грамоте как депутат от всех тульских оружейников — он прибыл в Москву защищать интересы своих выборщиков в земельном споре.

Иными словами, «простой мужик-мастеровой» испаряется. Вместо него действует солидный делец по производству и сбыту оружия. Кстати, уже владеющий немаленьким железным заводом, «что поставлен без царёвой казны и без иноземных мастеров». Это обстоятельство особенно восхитило Петра, который в тот самый тульский визит удостоил давнего знакомца Демидова «премногих похвал за предприимчивость и ум».



Впрочем, в некотором смысле Никиту Демидова и впрямь можно назвать простым. Вот свидетельство биографа рода Демидовых Константина Головщикова: «Это был человек весёлого нрава, любивший забавлять своих собеседников остроумными шутками». Рост под 2 метра, физическая сила такова, что, судя по рассказам, мог заставить лошадь сесть по-собачьи, чего те никогда не делают. Даже его недоброжелатели (а таковых было много) отмечали, что в пище и одежде Никита крайне неприхотлив, образ жизни ведёт простой, почти мужицкий. Живёт в большой и ладно устроенной, но всё-таки избе. К тому же очень по-крестьянски набожен — не берётся ни за одно дело без церковного благословения.

Одно из таких благословений было дано будущим святым Димитрием Ростовским, в то время митрополитом Тобольским. Св. Димитрий был неплохим поэтом и рассказчиком, ценил умных собеседников и неоднократно принимал у себя Никиту. Перед тем как Демидов отправился на Урал, св. Димитрий подарил ему икону Богородицы, сопроводив её следующими строками:

«Архиерей Тобольский м­олит тя усердно:
Даруй ему здравие цело и н­евредно.
Храни благополучно в п­ремногие лета,
Избавляй и покрывай от злого навета».


Лицо приватизации.


Надо сказать, что почти всё сбылось по слову Димитрия. Во всяком случае, с благополучием у Демидова был полный порядок. Конечно, то, что царь отдал ему «весь Урал», — красивая байка. К тому времени там было выстроено 5 казённых заводов. Демидову был передан лишь один из них — Невьянский. И вовсе не за то, что он выковал какой-то особенный пистолет, просто наш герой предложил царю поставки оружия по цене почти в 10 раз ниже обычной.



По сути, мы имеем дело с первой в отечественной истории приватизацией промышленности. Но в отличие от памятных нам приватизационных скандалов 90-х Невьянский завод обрёл настоящего хозяина, нацеленного не на воровство, а на серьёзную работу. Да и воровать там было особо нечего. К моменту передачи, в 1702 г., штат предприятия составлял 27 человек. Заводскую плотину дважды прорывало, из-за нехватки угля постоянно вставала единственная доменная печь. А царь требовал невероятного да ещё и угрожал: «Отлить указанные 200 пушек раньше сроку, не то будет тебе разорение прожитков безо всякой пощады».



Однако Демидов работал с умом, без рывков и авралов, без истощения ресурсов и сил. В числе прочего думал об экологической перспективе — лес на уголь вокруг завода вырубался не сплошняком, как это было принято, а по секторам: «Чтоб то место, запустя, опять заросло, и мочно было б снова рубить годов через 30».

Думал и о кадровой перспективе. Первым ввёл нечто вроде пенсионного обеспечения — правда, только для заслуженных мастеров. Организовал и обучение, причём предполагалось что-то вроде стипендии: «Ученикам, которые убогие и отцы их работают подёнщиной, давать хлеб, как солдату, сермяжный мундир да шубу, а по прошествии года рубль на платье».



Думал ли о развитии культуры, неизвестно. Но вышло так, что объективно способствовал становлению отечественной истории и археологии. Вот как об этом сообщает биограф Петра Великого Иван Голиков: «Демидов поднёс Ея Величеству в честь рождения наследника богатые сибирские золотые бугровые вещи». То есть находки из курганов — «бугров». Реакция Петра была незамедлительной: «По именному Его Царского Величества указу древние золотые и серебряные вещи, которые находятся в земле древних поклаж, брать в казну великого государя».



И, надо полагать, совсем не думал, каким он останется в памяти поколений. Впрочем, за него это решил сам народ. Мало кому из исторических деятелей повезло попасть в былины и предания, в одну компанию с Ильёй Муромцем и князем Владимиром. А вот Демидову это удалось. На Урале учёные-фольклористы выделили целый пласт сказаний о Никите. Там он соревнуется силой с самим царём, покоряет Сибирь вместе с Ермаком Тимофеевичем и видит сквозь толщу земли все рудные богатства.

Грамотен был Демидов или нет, учёные спорят до сих пор. Восхваляющих себя записок он не оставил. Что вполне согласуется с девизом его рода: «Acta non Verba» («Не словом, а делом»).(с)






Tags: #Урал, личности
Subscribe
promo otevalm август 1, 2017 10:00 44
Buy for 50 tokens
Как она начиналась... Часть1 На фото (справа) - мой дед, Анисимов Михаил Сидорович, 1882 года рождения. К моменту начала Первой Мировой войны, ему было 32 года. Жил он с женой и дочерью в Пермском крае. С первого дня военных событий в России, вел дневник, в котором отражал события тех…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments