Людмила (otevalm) wrote,
Людмила
otevalm

Правда о потерянном времени

Наверное, самым печальным и наиболее распространенным человеческим недостатком является неспособность ценить время. Хотя бы осознавать его необратимость, не говоря уже о том, чтобы использовать его разумно. Пользуемся, как водой из-под крана, без счетчиков. А ведь закончится оно может внезапно.

На пороге безумия

Размышляя о нашем отношении ко времени, я почему-то прежде всего вспоминаю про евангельского богача и его урожай: И скажу душе моей: душа! много добра лежит у тебя на многие годы: покойся, ешь, пей, веселись. Но Бог сказал ему: безумный! в сию ночь душу твою возьмут у тебя; кому же достанется то, что ты заготовил?.

Не мы ли это в годы нашей молодости, смотрящие беспечно на свои силы, возможности и перспективы, радующиеся сиюминутным успехам, считающие, что пришло оно, наше время - время быть удачливым, сильным, время все успевать и уметь, что оно в нашей власти и никуда не денется? Не свойственно ли нам, получив однажды чуть больше, чем нужно для жизни, возомнить о себе нечто, что подбросит нас без крыльев на смертельную высоту? Так и есть. Урожай заканчивается, деньги глупо растрачиваются, те, кто в минуту мнимой славы назывался друзьями, исчезают, едва почувствовав, что взять больше нечего. И вот - «выхожу один я на дорогу». Дорогу, на которой кроме весомых материальных потерь и моральных растрат есть еще одна зияющая пустотой дыра - время. Бездарно потраченное и ушедшее. Убитое и потерянное. Все эти годы оно просто уходило, а нам казалось, что все еще только началось и все еще будет. Сквозь уходящее время слышен отдаленным эхом голос Небесного Отца, который останавливает, ищет нас: «Безумный! В сию ночь душу твою возьмут у тебя»


Что же должно произойти, чтобы предупреждение, увещевание, призыв что-то менять были расслышаны нами? Клайв Льюис писал: «Бог обращается к человеку шепотом любви, а если он не услышан - то голосом совести. Если человек не слышит голоса совести - то Бог обращается через рупор страданий». Вот он - ответ. Можно ли обвинять врача в том, что порой он вынужден применять болезненную терапию? Особенно тогда, когда тяжелая болезнь стала следствием запущенного пустяка. Так и попускаемые Господом испытания. Но мы и их не хотим замечать. Даже сталкиваясь в течение своей жизни со страданием, пусть и косвенно - через судьбы других людей, мы продолжаем свой путь, ни о чем не думая. А порой и сознательно отвлекаем себя от мысли, что у любого поезда есть конечная остановка и что иногда рельсы и вовсе ведут в тупик. И получается, как в старой песне: «Он глядит на танцоров, забывших о том, что каждый из них умрет». Безумие начинается тогда, когда грех возводит человека в крайнюю степень упорства и противления очевидным фактам. Когда в голову приходит мысль, что ты еще успеешь начать жизнь духовную: вот будешь внуков нянчить, тогда и в церковь можно, пора, а пока «покойся, ешь, пей и веселись». Правдива поговорка, что иной не хочет переступить порог храма сам, видимо, ждет, что его туда внесут. Четверо крепких мужчин.

Лукавые дни

Все, что несется сейчас с экранов, все эти лозунги - «Бери от жизни всё», «Мечты сбываются» - есть не что иное, как коллективное самоубеждение в том, что вот-вот наступит для нас некое время благоденствия, в котором мечты непременно сбудутся. А реальность говорит об обратном. О том, что время прошло, но то, о чем мы мечтали, так и осталось... вчерашним «завтра». У нас нет того, о чем мы мечтали, но нет и того, что мы могли бы приобрести, потратив время на реализацию чего-то не иллюзорного, настоящего.

Если попытаться взять и проанализировать судьбу долго пожившего человека, по часам посчитать то, что он сделал для созидания, для добродетели, для милосердия и любви, сколько получится? Часы? Дни? Недели? А на что же были потрачены годы? Можем ли мы сказать, что в нашей жизни были годы любви к ближнему? Или месяцы прощения и смирения? Часы радости, но не за себя, а за другого? Были ли в нашей жизни минуты послушания и мгновения, когда мы никого не осудили?

В Послании апостола Павла к ефесянам есть такие слова: Итак, смотрите, поступайте осторожно, не как неразумные, но как мудрые, дорожа временем, потому что дни лукавы. Время есть величайшая ценность, пользоваться которой нужно с осторожностью и мудростью. Ведь на самом деле горизонт, который, как нам кажется, еще очень далеко, может быть достигнут в один день. А нам думается, что за горизонтом, как за ушедшим днем, еще что-то есть. Другие дороги, новые рассветы. Так ли это на самом деле? Возможно... А возможно, что «душу твою возьмут у тебя» уже этой ночью. Мы не знаем. Так отчего же такая уверенность, что времени еще вагон? Кто сказал, что на следующем переезде его не отцепят?

Когда пора думать о душе?

Есть такое известное выражение: «Ей (или ему) пора бы уже о душе подумать». Чаще всего используется оно в случае, когда говорится о ком-то в преклонном возрасте. Но насколько же это неверно! Ведь думать о душе человеку следует всегда. Время обманчиво. Если попасть в помещение, в котором кромешная темнота, как мы сможем понять, где оно заканчивается? Насколько оно велико или мало? Разве не с осторожностью нужно передвигаться в такой темной комнате, дорожа каждым в безопасности пройденным шагом и твердой землей под ногами? Время - та же темная неизведанная нами комната.

Люди жалуются на нехватку времени, но, по сути, его дефицит тоже иллюзорен. Мы часто сами себе даем обещания что-то сделать в неопределенном будущем, потому что сейчас времени на это нет, вместо того, чтобы просто взять и сделать или хотя бы начать делать. Читать утренние-вечерние молитвы? По главе Евангелия каждый день? Псалтирь со следующего поста? Не ссориться с родителями, женами, мужьями, детьми? Не вступать в конфликты с сослуживцами? Взять трубку, зная, что предстоящий разговор не будет приятным, но необходимым тому, кто на другом конце провода? Завтра? С понедельника? А доживем ли мы до понедельника?

Когда я учился в институте, у меня был хороший знакомый. Однажды мне довелось навестить его в больнице, в психоневрологическом отделении. Мы о чем-то говорили, и вдруг, как бы случайно, он горько посетовал: «А ведь полжизни уже прошло...». На тот момент ему было 26 лет. Хотелось воскликнуть: «Да брось, какие полжизни! У тебя еще вся жизнь впереди!». Но я промолчал... Тогда он ошибся только в одном: его жизнь прошла не наполовину, а гораздо больше - через несколько лет его не стало. В совершенном одиночестве, будучи психически нездоровым, он выпил летальную дозу успокоительного. Не могу себе простить: за несколько часов до его смерти я видел его страницу в социальной сети, в режиме онлайн - и ничего не написал. Мы в то время почти не общались, и я подумал: «А что я ему скажу? Может, в другой раз? Может, завтра?». А «завтра» уже не было.

Надо учиться не отпускать время, пока еще есть мгновение сказать что-то важное человеку, что-то для него сделать, надо разглядеть за этими присутствиями в онлайне сигнал SOS. Надо понять, что вокруг нас много дел и людей, которые нуждаются в нашем участии именно теперь, а не завтра. Надо хранить время, чтобы дела, на которые оно было потрачено, свидетельствовали о нас. Надо спешить. Пока беспечность не оборвалась бессилием и невозвратными мечтами.


Tags: про жизнь
Subscribe
promo otevalm august 1, 2017 10:00 44
Buy for 50 tokens
Как она начиналась... Часть1 На фото (справа) - мой дед, Анисимов Михаил Сидорович, 1882 года рождения. К моменту начала Первой Мировой войны, ему было 32 года. Жил он с женой и дочерью в Пермском крае. С первого дня военных событий в России, вел дневник, в котором отражал события тех…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments