Людмила (otevalm) wrote,
Людмила
otevalm

Category:

Больницы, подобной той, что была в Зеленой Роще, в Екатеринбурге нет до сих пор...



Больница в Зеленой Роще была одной из лучших в России. Я очень хорошо помню, какой она была до закрытия. Новость о том, что здание заброшенной больницы в Зеленой Роще восстановят, кажется невероятной. Внутри, скорее всего, это будут какие-то жилые помещения, либо апартаменты. Так сложилось, что я была знакома с большим количеством сотрудников Городской клинической больницы скорой помощи. Уникальный медицинский центр, где круглосуточно трудились специалисты высочайшей квалификации, были расположены кафедры Свердловского государственного медицинского института, утрачен для нашего города навсегда.


Больница в Зеленой Роще заброшена уже 20 лет. Это памятник архитектуры федерального значения, созданный в стиле конструктивизма и неоклассицизма. Многие архитекторы говорят о том, что качество архитектуры здания можно оценить по тому, насколько красиво оно разрушается. Это здание увядает очень красиво, хотя и печально. Посмотрите, как сейчас выглядит больница, а точнее, то, что от нее осталось.





Здание больницы в Зеленой Роще начали строить в 1932 году.





Строительство шикарного здания в стиле конструктивизма и неоклассицизма началось в 1932 году. Спроектировал ее в соавторстве с архитектором Иваном Юговым первый главный архитектор Екатеринбурга Георгий Голубев.

Планировалось, что в здании откроется больничный комплекс спецназначения для сотрудников НКВД. Но вскоре после открытия, в 1939 году, больница приобрела гражданский статус и получила название Центральной клинической. На ее базе расположилась основная часть кафедр Уральского медицинского института.

Одним из основателей больницы стал Аркадий Тимофеевич Лидский — хирург и доктор медицинских наук. Он принимал участие в проектировании, руководил расположением операционных, перевязочных, оснащением их современным по тем временам оборудованием. Также он создал одну из наиболее сильных кафедр института — госпитальной хирургии.

— Для Аркадия Тимофеевича не существовало ни праздников, ни новых годов и так далее, — рассказывала о нем заведующая кафедрой госпитальной хирургии УГМА Нина Макарова. — Для него существовали больные и операции. Это было главным в его жизни.


Один из основателей больницы — Аркадий Тимофеевич Лидский, хирург и доктор медицинских наук

В то время, когда появилась больница, шла Советско-финляндская война. Больница стала одним из самых крупных эвакуационных госпиталей глубокого тыла Советского Союза. Всего в ней находилось 650 больничных коек.


Изначально больница была рассчитана на 650 коек, но со временем расширилась


Сотрудники больницы


Больничный коридор

В больнице одним из первых в Свердловске появилось патоморфологическое отделение. Его возглавил профессор Иван Медведев. Оно занималось диагностикой при помощи микроскопа, изучая строения и изменения, происходящие в тканях. Можно сказать, что профессор Медведев заложил традиции клинико-анатомической школы уральских патологов. Затем патологоанатомическую службу больницы возглавляли видные патологи Наум Водонос, Анна Собакина, Марк Рыжков.

Накануне Великой Отечественной войны медики Центральной клинической больницы составили и опубликовали сборник по лечению огнестрельных ранений и обморожений в госпиталях глубокого тыла. Впоследствии это практическое пособие пригодилось врачам всей страны.

В период с 1939 по 1945 год больница приняла 90 тысяч человек, здесь провели 27 тысяч операций. Врачи и профессора не только сами лечили раненых, но и консультировали другие госпитали. К этому времени количество коек в больнице выросло до 810.


С 1939 по 1945 год больница приняла 90 тысяч пациентов

После войны, в 1948 году, Аркадий Лидский впервые в Свердловске и в целом на Урале выполнил резекцию легкого (операция по удалению органа или части органа). По тем временам это был очень большой успех. На такие операции даже в Москве решались немногие, к тому же под местной анестезией. Впоследствии, через 15 лет, в больнице в Зеленой Роще открылось первое в Свердловске отделение реанимации и анестезиологии. Долгие годы его возглавлял профессор Эдуард Николаев.


При Эдуарде Николаеве открылось первое в Свердловске отделение реанимации и анестезиологии

Кроме того, в больнице работал Борис Павлович Кушелевский — лауреат Государственной премии СССР, отец уральской школы кардиологов и терапевтов.


Борис Павлович Кушелевский — отец уральской школы кардиологов и терапевтов

В разные годы на базе больницы организовали приемное отделение, два отделения неотложной хирургии, отделение гнойной хирургии, урологическое, ожоговое, неврологическое отделения, отделение неотложной гинекологии и пять терапевтических отделений различного профиля. Кроме того, физиотерапевтическое, лабораторное отделения и отделение функциональной и лучевой диагностики.

В 1973 году больница объединилась со станцией скорой медицинской помощи и стала Городской клинической больницей скорой медицинской помощи (ГКБ СМП).

В больнице часто проводили операции, уникальные для Урала. Иногда здесь делали то, на что не решались даже в Москве.


Нина Петровна Макарова, ученица А. Лидского, профессор, заведующая кафедрой  госпитальной хирургии Свердловского медицинского института.

Мне довелось быть лично знакомой с этой удивительной женщиной.



В 1973 году больница объединилась со станцией скорой медицинской помощи. Специалисты работали круглосуточно.

По воспоминаниям заведующей отделением кардиореанимации и интенсивной терапии Уральского института кардиологии Светланы Калининой, именно на базе больницы скорой помощи появилась бригада, которая занималась лечением непосредственно кардиологических больных.

— Наша скорая помощь впервые начала оказывать специализированную помощь больным с инфарктом миокарда, — рассказывала она. — Начали проводить даже тромболитическую терапию. Это, конечно, был очень большой прорыв.

Здесь же развивал свою школу Василий Михайлович Каратыгин, основатель кафедры госпитальной терапии с гастроэнтерологическим направлением.


Василий Михайлович Каратыгин, основатель кафедры госпитальной терапии с гастроэнтерологическим направлением

Главным врачом на протяжении 35 лет был Юрий Мартынов. Впоследствии больнице присвоили его имя.

На базе отделений ГКБ СМП появились семь специализированных центров областного и межобластного значения: кардиологический, токсикологический, сосудистый, ожоговый, микрохирургии сосудов, центр по лечению травм глаза и острой почечной недостаточности.

— Я много по молодости дежурила, никакого отказа. Ночь, полночь, когда угодно — любого специалиста можно было попросить, если что-то было нужно, никаких никогда отказов не было, — вспоминала заведующая кафедрой внутренних болезней № 1 УГМУ Ольга Смоленская. — Не разбирали, платный больной, бесплатный, дорогой или дешевый. Был только один критерий — тяжелый больной или нетяжелый. В больнице царил удивительный дух сплоченности, взаимной поддержки, выручки и очень хорошего отношения к больным.

Летом 1989 года случилась страшнейшая железнодорожная катастрофа в Челябинской области. Взрывом газа уничтожило два поезда, погибли почти 600 человек, еще больше получили травмы. Врачи ожогового центра при больнице принимали детей и взрослых.

При последнем главном враче, Владимире Чеснове, в клинике было уже более тысячи коек, годовой бюджет составлял 5,5 млн рублей. Готовился к открытию один из лучших в России антисептических центров.


Владимир Чеснов — последний главврач


В последние годы работы в больнице было уже больше тысячи коек

— Этот центр фактически был уже готов к эксплуатации. У каждого врача был свой рабочий стол, халат. Были готовы операционные, послеоперационные палаты. Там не было ни одной кровати без мониторной системы, — рассказывала профессор кафедры госпитальной хирургии УГМА Ольга Киршина.

Но центр так и не принял ни одного пациента. Его открытие совпало с закрытием больницы в октябре 2000 года.

Дело в том, что за все годы существования в больнице ни разу не проводили капитальный ремонт. Пребывание в ней сочли небезопасным. Клинику закрыли «на ремонт». Часть специалистов распределили по другим больницам, другие остались без работы.

По словам главной медсестры центра реабилитации «Озеро Чусовское» Марии Дитятевой, в день закрытия люди приходили и гладили перила, возлагали цветы у центрального входа. Специалисты очень сильно переживали, поскольку другой такой больницы в Екатеринбурге не было.

— Чем была для меня больница? Это был мой второй дом, — говорила Дитятева. — Так же, как и для всех, наверное, кто работал в больнице скорой медицинской помощи. Что такое хирургия, если операционная сестра вместе с хирургом порой стояла у операционного стола по 17–18 часов? Можете себе представить, чем могла быть больница?

«Ремонт» затянулся настолько, что больницу так никогда и не открыли. Поскольку здание не законсервировали, оборудование из него разворовали, а помещение с течением времени пришло в аварийное состояние. Некоторые врачи отмечают, что больницы, подобной той, что была в Зеленой Роще, в Екатеринбурге нет до сих пор.

Фото: Свердловский медицинский музей; скриншоты из фильма Алексея Клейна «Титаник у Зеленой Рощи»


Утрата этого уникального медицинского центра - огромная потеря для жителей нашего города.




Tags: Екатеринбург, Свердловск, Урал, историческое, медицина
Subscribe
promo otevalm август 1, 2017 10:00 44
Buy for 50 tokens
Как она начиналась... Часть1 На фото (справа) - мой дед, Анисимов Михаил Сидорович, 1882 года рождения. К моменту начала Первой Мировой войны, ему было 32 года. Жил он с женой и дочерью в Пермском крае. С первого дня военных событий в России, вел дневник, в котором отражал события тех…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments